В Донецке скончалась военкор Катя Катина

В Донецке в возрасте 35 лет скончалась военкор портала News-Front Екатерина Василенко (псевдоним Катя Катина).

Несколько дней назад телеграм-каналы ДНР сообщили о госпитализации журналистки с тяжёлым инсультом. После нескольких дней в коме утром 9 июля Екатерина скончалась.

Екатерина Василенко родилась в 1986 году, окончила Донецкий национальный университет по специальности «Английский язык и литература». До 2014 года занималась преподаванием английского, работала в модельном бизнесе. С началом военных действий в Донбассе занялась журналистикой, работала на линии разграничения сторон. В 2021 году издала книгу «Рыжая с камерой: дневники военкора».

Глава ДНР Денис Пушилин выразил соболезнования родным и близким девушки.

«Совсем недавно Катя Катина подарила мне свою книгу – дневники военкора. И вот сегодня ее не стало… Катя навсегда останется ярким символом бесстрашия журналистов Русской весны в Донбассе. Нам очень будет ее не хватать – энергичной, пытливой, храброй – рыжей девчонки с камерой. Самые искренние соболезнования родным и близким», – написал Пушилин в телеграм-канале.

О военкоре вспоминают коллеги.

«КАТЮ ЖАЛКО, ОЧЕНЬ ЖАЛКО. ОНА БЫЛА РЕАЛЬНЫМ РЕПОРТЕРОМ. Красивая, активная, ершистая, многим неудобная, но настоящая. Катя Катина. Пусть земля будет пухом», — написал российский военкор Александр Сладков.

«Катя Катина… Мы не были знакомы лично, но наши пути постоянно пересекались под Донецком, Горловкой, Докучаевском, Тельманово. Она выступила в моем канале. Ютуб удалял этот ролик вместе с моим каналом, я восстанавливал. Удалил снова — я снова разместил. В этой молодой женщине, её словах Ютуб видел угрозу, наверное, за слова: «Однажды Донбасс вернется в Россию».

Мы занимались одним делом и поэтому были близки. В наших репортажах и интервью — наши общие знакомые, военные и гражданские люди. Их сотни и тысячи. Нас объединила война. Сначала Катя потеряла любимого человека на этой подлой войне. Да, занялась не женским делом, как военкор, пропуская всё через себя. Эмоции, напряжение, раны душевные и физические, боль утрат. Всё через себя. По-иному не могла, ибо так воспитали. Рыжая с камерой… Она …сгорела на войне. Царствие Небесное! Вечная память!!!», — написал в своем телеграм-канале военкор Юрий Котенок.

«Не стало Кати Катиной. Военкора Русской Весны, поэтессы, талантливого и отважного человека. Здесь, в телеграмме, ее знали как @redkatenews «Рыжую с камерой». Мы практически не общались лично, но её знал весь Донбасс. За семь лет войны, наверное, не было окопа, где она ни побывала. Друзья Кати на днях писали, что у неё случился инсульт и она в больнице. Не верилось, что всё так страшно. Сейчас больно от того, что мы все не сделали больше, чтобы её спасти. Царствие небесное, Катя! Бог любит рыжих», — сказал Семён Пегов.

«Спасибо за соболезнования. Я пока что не могу осознать и не могу ничего ответить. Простите за молчание», — написала подруга Катиной журналистка Кристина Мельникова.

«Читаю ленту и не нахожу слов от боли. Всё кажется ложью и фальшью.

Интересно, найдут ли силы покаяться те, кто лишал Катю Катину аккредитации? Кто трепал ей нервы в суде? Кому она мешала в качестве вдовы Скрипача? Кто высмеивал ее и подвергал травле при каждом удобном случае? Кто спешил обвинять ее Бог знает в чем? Эта смерть — на вашей совести. А Бог – один», — пишет журналистка «Комсомольской правды» Юлия Андриенко.

«Катя с первого дня войны на Донбассе делала то, что должно. Была в избирательной комиссии на выборах. Просила принять ее в ополчение. В итоге — стала военкором, день за днём освещала жизнь сражающегося и непокоренного Донбасса. В сентябре 2019-го она потеряла любимого. Но греху уныния не поддалась и продолжила свою работу.

Если бы история знала сослагательное наклонение, наша Катя прожила бы долгую и счастливую жизнь. Ведь она была той самой умницей и красавицей, о которых пишут стихи и с которых рисуют картины.

Но судьба распорядилась иначе. Катя носилась по передовой и снимала свои репортажи из окопов.

Две недели назад она пожаловалась на плохое самочувствие. Но, получив экстренную помощь, помчалась снимать дальше.

Как оказалось, тревожные звоночки оказались набатом. У Кати случился тяжелейший инсульт. Врачи предупредили сразу — шансов на благополучный исход ничтожно мало. И дело не в лекарствах, недостатка в которых не было. Костя Кнырик был с самого начала в контакте с главврачом.

Дело в том, что организм на фоне всего пережитого, пропустив через себя всю боль Донбасса за последние 7 лет, дал сбой.

Увы…

Катя ушла. Ушла молодой. Что невыносимо несправедливо.

Но война — она всегда забирает лучших.

Спасибо, Катя! За все спасибо.

Покойся с миром…

«И пускай до последнего часа расплаты,

Дня торжества, недалекого дня,

Мне не дожить как и многим ребятам,

Которые были не хуже меня.

Я долг свой всегда по-солдатски приемлю

И если уж смерть выбирать нам друзья,

То лучше чем смерть за родимую землю

И выбрать нельзя…»

Помним. Любим. Скорбим», — написала обозреватель «Ньюс-Фронта» Юлия Витязева.

«В Донецке от сердечного приступа умерла журналистка. Я узнал об этом пару часов назад и…черт возьми, девочке было всего 35 лет.

Может где-то мы и пересекались, но знакомы не были. Притом, что общих знакомых — каждый второй. Тем не менее, я ее читал, а это сближает.

Знаете…извне Донбасс выглядит эдаким неунывающим регионом, жители которого хохочут в лицо недругам не смотря ни на что. Все так, но цена…сами видите.

За семь лет ушло столько близких, что даже считать боюсь. И речь тут, к сожалению, не только о боевых действиях. Кого-то доконали хронические заболевания, обострившиеся на нервной почве, кого-то не сумела вытащить осиротевшая донецкая медицина 14-15-го годов, а кто-то просто «сгорел» во всем этом. Иных война догоняла и за рубежом, куда те отправлялись, чтобы пожить спокойно.

Неделю назад человек говорил, что хорошо бы встретиться где-нибудь в центре, выпить по кружечке и обсудить житьё-бытье, а сегодня ты узнаешь, что его больше нет. Бывало и такое.

Года три назад мой неунывающий отец снял трубку и узнал, что болезнь убила его друга. Плохо тогда было с профильными специалистами. Не распознали вовремя. Да и с медикаментами было паршиво.

Молодой парень, инвалид-колясочник. Здоровенный такой, улыбчивый. Отец его Малышом называл. Он тогда долго звонил общим знакомым и всех успокаивал. Я ушёл варить кофе.

Пришла мать. Папа отложил телефон и сказал ей: «Малыш умер». А потом как-то сдавленно всхлипнул. Много, если не все, я тогда услышал в этом всхлипе. Подумал, что если даже такой жизнерадостный человек теряет надежду, то для нас ее в принципе нет.

Люди уходили один за другим и в какой-то момент прощание с уходящими стало напоминать шелест листвы. Не грозу, нет. Как данность — тихо и спокойно. Без надрыва.

Пишу не для того, чтобы дончан пожалели, нет. Жалость унижает, а униженные в лицо беде не смеются. Я к другому веду.

Наверняка у вас тут есть родственники, друзья или просто знакомые. Всех, кто меня читает, хоть что-то связывает с Донбассом. Так вот позвоните им, напишите. Дайте знать, что вам не все равно. А если вам кажется, что все у них замечательно, то вам, скорее всего, просто кажется.

Не думал, что когда-нибудь придётся думать и писать об этом. Жаль, что пришлось.

P.S. Да, меня поправили, что причина смерти – аневризма», — написал донецкий журналист Игорь Гомольский.

Прощание с Катей Катиной состоится завтра в Донецке.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий