Захарова назвала «запредельно удручающей» ситуацию со свободой слова на Украине

15 июля по приглашению министра иностранных дел Украины Дмитрия Кулебы Киев посетила представительница ОБСЕ по вопросам свободы средств массовой информации Тереза Рибейро.

Как сообщается на сайте МИД Украины, во время этой встречи Кулеба обсудил с Рибейро критическое состояние свободы слова и независимых СМИ Крыму и ЛДНР. Также был поднят вопрос иностранных журналистов, которых Минск и Москва лишили права на профессиональную деятельность.

Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова, комментируя заявления Кулебы, призвала его обратить внимание на «запредельно удручающую» ситуация в украинском информационном поле.

По ее словам, визита представителя ОБСЕ по свободе слова Терезы Марии Рибейру на Украину многие ждали с нетерпением и надеждой. Однако на выходе от визита серьезного разбора творящихся в стране безобразий мир так и не дождался.

«Одни лишь полуробкие замечания, отретушированные намеки и абстрактные пожелания. Гораздо больше впечатлили чуть ли не победные реляции мининдел Украины Д.Кулебы, на все лады расхваливавшего «передовой опыт» сочащегося от демократии Киева в зачистке медийного пространства от всякой «дезинформации», что с современного украинского переводится как любая точка зрения, отличная от позиции официальных властей», — написала Захарова на своей странице в Facebook.

Далее она разобрала по полочкам этот театр абсурда.

Так, Кулеба заявил: «Украина имеет большой опыт и прилагает системные усилия в сфере противодействия дезинформации внутри государства и на международной арене».

«С этим не поспоришь. Опыт, действительно, немалый. Особенно если учитывать применяемые Киевом крайне примечательные методы борьбы с тем, что там принято называть «дезинформацией». В ход идет всё: от закрытия телеканалов, как в случае с лишением эфира «112 Украина», NewsOne и ZIK в феврале этого года, до прямого вмешательства спецслужб в работу СМИ — с раздачей методичек — и даже вовлечения их в свою «оперативную работу» (постановочное «убийство» А.Бабченко в 2018 г.), неприкрытого давления, вплоть до угроз с переходом к физическому насилию, со стороны радикалов-неонацистов.

Обыденностью стали обыски в офисах корпунктов и уголовное преследование журналистов по надуманным основаниям, вопиющим примером чему служат нелепые обвинения в госизмене в адрес руководителя портала «РИА Новости Украина» К.Вышинского с последующим заключением его под стражу. А сколько корреспондентов прошло через следственные изоляторы и домашние аресты — не счесть: Д.Василец, В.Муравцкий, П.Волков, можно долго продолжать. Наверное, примером успешной борьбы с дезинформацией, по версии Киева, является и доведенный до запроса на политическое убежище в Австрии редактор крупнейшего независимого интернет-СМИ Украины «Страна.UА» И.Гужва, с 2015 г. подвергавшийся непрекращающимся обвинениям и угрозам.

Поднаторел Киев и в блокировках и запретах на вещание любых не вписывающихся в мейнстрим ресурсов, включая российские онлайн-платформы, и едва ли не всех без исключения российских медиаоператоров («Первый канал», «НТВ», ВГТРК, МИА «Россия Сегодня», «Спас ТВ», всех не перечислить). В мае 2020 г. президент Украины В.Зеленский подписал указ о продлении на три года установленного в 2017 г. запрета на доступ к 468 российским сайтам и платформам социальных сетей на украинской территории, среди которых «Яндекс», «Мейл.ру», «Лаборатория Касперского», «Одноклассники» и «Вконтакте». При этом в сентябре 2020 г. секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины А.Данилов заявил, что украинские спецслужбы намерены отслеживать и ставить на учет пользователей ВК. Действительно, вот где угрозы сокрыты.

Без пауз составляются и расширяются разнообразные «черные списки». Механически продлеваются санкции в отношении руководства российских медиахолдингов и компаний. Не далее, как в июне этого года, к примеру, обновили рестрикции в отношении Д.Киселева и М.Симоньян.

Санкции – частный случай масштабного «прогрессивного» нормотворчества Киева в сфере регулирования медиа и — шире — вообще информационного пространства с ярко выраженным антироссийским и антирусским подтекстом. Разнообразные законопроекты «О борьбе с дезинформацией», «О медиа» фактически предполагают прямой запрет на сколь-либо благожелательное освещение деятельности Российского государства, а также — в порядке отправления демократии — запрет на регистрацию любых СМИ, имеющих российское руководство.

На фоне планомерного насаждения киевскими властями явочным порядком нового типа тотальной цензуры в стране беспрепятственно действует ресурс, вызывающе открыто нарушающий право на частную жизнь, — скандальный сайт «Миротворец». По всей видимости, и он успешно встроен в систему борьбы с пропагандой и дезинформацией, услужливо предоставляя свидомым личные данные «контрмайданных элементов», среди которых — по чистому совпадению — оказался и убитый журналист О.Бузина», — указала Мария Захарова.

На заявление Кулебы, мол, Киев дает возможность работать журналистам из России и Белоруссии, которых власти этих стран лишили права на профессиональную деятельность, официальный представитель российского внешнеполитического ведомства ответила:

«Может, лучше для начала вернуть возможность работать беспрепятственно и без риска для здоровья и жизни тем журналистам, которые были бесцеремонно выдворены, затравлены и запуганы, посажены в тюрьму или не допущены на территорию Украины без всяких на то оснований? Может, вообще задуматься над тем, а какие там в принципе созданы условия для журналистской деятельности с учетом непрекращающихся попыток задавить любыми способами инакомыслие?

Репортер на Украине сегодня — профессия, опасная для жизни, если только не обслуживать новейшую мифологию Украинского государства. Перемога, если просто изобьют, как в случае с журналистом видеоагентства Ruptly, который посмел 10 мая брать интервью у прохожих об их отношении ко Дню Победы. Могут и попросту убить, причем абсолютно безнаказанно. Годами не видно никаких подвижек в расследовании таких резонансных дел, как гибель О.Бузины и П.Шеремета, убийства А.Кляна, С.Долгова, А.Стенина, А.Кучинского, М.Валенко. Список обширный и, к сожалению, регулярно обновляемый. По имеющейся у самих украинских властей статистике 92 процента преступлений и противоправных действий в отношении журналистов остаются нерасследованными и безнаказанными. До суда доходит только 1 из 12 таких случаев. Напротив, когда речь заходит о профессиональной деятельности не разделяющих новую украинскую догму журналистов, вся репрессивная машина Киева приходит в движение».

Также Захарова прокомментировала заявление Кулеба о том, что «Украина играет ведущую роль в обеспечении свободы слова в регионе».

«Ведущая роль Украины в такой сфере, как обеспечение свободы слова — это пример политического и юридического оксюморона, блистательное по своей наглости проявление той самой дезинформации, с которой Киев «героически» борется уже много лет, посвящая этому занятию едва ли не главенствующее место в своей повседневной повестке. Здесь нечего добавить, диагноз — мания величия на фоне агрессивной русофобии», — написала она.

По поводу надежды Кулебы на плодотворное сотрудничество с офисом представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Мария Захарова отметила:

«Что тут скажешь. Сотрудничество с «передовым» по части обеспечения свободы слова государством Украина будет тем паче плодотворным и беззазорным, если оно по-прежнему не будет встречать должной — адекватной — оценки со стороны уполномоченных на то международных чиновников своим непрекращающимся наступлением на эту самую свободу слова и плюрализм мнений. Коль скоро практика систематического попрания прав журналистов и стерилизации от всего неудобного информпространства не только не прекращена, но и набирает обороты, значит, Киев не ощущает в нужной степени неприятия своих действий, грубейшим образом нарушающих его обязательства по целому ряду международных документов, не в последнюю очередь — в ОБСЕ.

Возможно, стоит более четко артикулировать неприемлемость такой политики? Недостаточно просто «желать успехов» в поиске «правильных методов борьбы с дезинформацией». Уже поздно «настраивать» Киев на то, чтобы тот «не откатывался к использованию мер по ограничению свободы СМИ»: по сути, все принимаемые в последнее время меры именно на это и направлены. Требуется своевременно, полно и откровенно реагировать на вопиющую практику подавления свободы слова. И конечно, очень странно на общем фоне положения дел со СМИ и свободой прессы в этой стране выглядят слова Т.Рибейру о «приверженности Украины демократическим ценностям». Возможно, она имела в виду Киевскую Русь?».

Резюмируя, Захарова подчеркнула, что рабочая поездка Т.Рибейру — далеко не первая возможность представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ лично ознакомиться с безупречным поведением Киева в этой сфере.

Однако, по её словам, чего стоит граничащая с сюрреализмом история с недопуском в страну в июне 2018 года бывшего на тот момент Секретарем Союза журналистов России Е.Примакова и спецкора RT Полы Слиер, направлявшихся на Украину для участия в конференции под эгидой ОБСЕ — на минуточку — по укреплению свободы СМИ и плюрализма мнений. Она напомнила, что по поводу этой ситуации предшественник португалки француз А.Дезира от лица организации выразил лишь сожаление, для приличия напомнив организаторам о необходимости «способствовать свободному передвижению журналистов в регионе». В ответ киевские власти на пять лет запретили въезд на Украину Примакову по причине создания им «угрозы национальной безопасности».

В ОБСЕ, как подчеркнула представитель МИД РФ, предпочли сюжет не развивать, возможно, опасаясь «приверженности Украины демократическим ценностям».

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий