30 лет ГКЧП. Ч.3. А что, если бы…

«После 19 августа Союза не стало в один день», — вспоминал Борис Ельцин. Выступление ГКЧП должно было сохранить территориальную целостность СССР, а по факту сорвало подписание какого-никакого, но Союзного договора и стало, по выражению Бурбулиса, «политическим Чернобылем» Советского Союза.

Вопросы без ответов

Из всего ГКЧП реально повлиять на исход противостояния могли только трое: глава КГБ Крючков, глава МВД Пуго и министр обороны Язов. Только в их руках находились реальные силы для взятия власти. И именно эти трое повели себя очень странно. По приказу Крючкова «Альфа» заблокировала дачу Ельцина, но выпустила его в Москву. После телефонного разговора Крючкова с Бурбулисом, подразделениям КГБ был дан приказ отходить из Москвы. Пуго почему-то не вывел на улицы Москвы внутренние войска и ту же конную милицию, которые функционально предназначены для работы с уличными беспорядками. Вместо этого столицу заняли военные Язова. Последний шанс КГЧП был в штурме Дома Советов, но Язов не только не отдал приказ уже готовым подразделениям, но даже не брал трубку, пока осада не была снята.

Материалы уголовного дела против членов ГКЧП закрыты, но единственный оправданный (остальные были амнистированы) генерал Варенников в своей книге вообще отрицал, что штурм кто-то готовил. По его словам, на совещании в Генштабе прикинули количество возможных жертв и отказались от затеи. Мало того, Янаев даже позвонил Ельцину, чтобы сообщить о том, что Белый дом штурмовать не будут. Командир «Альфы» Виктор Карпухин и командир «Вымпела» Борис Бесков на суде также заявили, что приказа о штурме не было.

Почему же тогда генерал-полковник Ачалов готовился к штурму в 2 часа ночи, целый час не мог дозвониться Язову, а потом снял осаду Верховного Совета по своему личному решению? Почему команда Ельцина до самого последнего распространяла среди людей на баррикадах информацию и готовящемся штурме, если Янаев предупредил Ельцина? Если на силовые акции никто не был готов, зачем тогда вообще было вводить войска в Москву? Чтобы возбудить против себя население? Ведь спецназ КГБ мог легко и тихо обезвредить всех лидеров сепаратистского движения. На этом бы все и закончилось.

И главный момент, как бы намекающий на опереточность всего происходившего 19-21 августа 1991 – вместо того, чтобы вначале с помощью еще контролируемых в тот момент силовиков взять власть, одновременно арестовав Ельцина и приближенных к нему лиц, ГКЧП выступал по телевидению, давал многочасовые пресс-конференции и т.д. При этом комитет даже не попытался призвать народ на помощь, хотя простые слова о сохранении территориальной целостности СССР и борьбе с сепаратистами могли бы сработать. Зато Ельцин использовал будто специально выделенное ему время на организацию сопротивления. Он уже тогда еле выговаривал слова и с трудом читал по бумажке свое обращение с танка. Какие-то совершенно бессмысленные для большинства лозунги вроде «плюрализма» и «права на свободную предпринимательскую деятельность» мало кого должны были заинтересовать. Но даже эта откровенная чушь выглядела более энергично и эффектно, чем трясущиеся руки Янаева и пространные рассуждения о продолжении линии «друга Горбачева».

Госпереворот или рок-концерт с опереттой

Впрочем, кого именно воспламенили ельцинские прокламации – это еще большой вопрос. Стоявший за Ельциным мэр Москвы Гавриил Попов (который позже будет рассказывать о героизме Власова и РОА) считал, что решающую роль в победе «демократов» сыграли т.н. новые социальные образования в СССР: кооператоры, предприниматели одиночки, работники смешанных предприятий и лица свободных профессий. Доктор наук, политолог Джамал Мутагиров насчитал в то время в столице около полумиллиона кооператоров или не менее полутора миллионов, если считать их с семьями. Не нищающие заводские рабочие, а именно эти люди, прежде всего, вышли на баррикады. Но не только. «Российская газета» писала, что к Дому Советов подтянулись несколько тысяч представителей криминального мира, которые в то время занимались одновременно и рэкетом, и бизнесом. Еще один представитель ближнего круга Ельцина мэр Ленинграда Анатолий Собчак говорил, что в дни «августовского путча» резко снизилась преступность. Впрочем, очень скоро она резко возрастет. А зазывали эту публику на баррикады не только речи Ельцина, но музыканты из «Машины Времени», «Алисы», «Круиза», «Коррозии металла» и др., которые устроили «Рок-концерт на баррикадах». Ну а выражать свою поддержку в Дом Советов бегали такие деятели культуры как Маргарита Терехова, Борис Хмельницкий, Мстислав Ростропович и т.д.

У ГКЧП ничего подобного не имелось даже в проекте. Лидеры комитета были настолько профнепригодны, что не понимали элементарных вещей? А как они тогда стали министрами и членами ЦК?

Исходя из этих не имеющих ответа без рассекречивания материалов «дела ГКЧП» вопросов историк Александр Островский писал: «19 августа под прикрытием так называемого путча, начался государственный переворот, возглавляемый Б. Н. Ельциным».

Рассказы Горбачева о том, что он ничего не знал, опровергнуты как множеством свидетелей, так и оправдательным приговором Верховного суда генералу Варенникову. Горбачева просили возглавить ГКЧП, но он сказал, что болен, поэтому останется в Форосе, а просившие могут делать, что хотят. Так он оставил для себя лазейку – при победе путча он смог бы сказать, что все происходило с его ведома, при поражении – что он не при чем. Победа верных горбачевцев и сторонников Перестройки из ГКЧП была непосредственно выгодна именно президенту СССР. Ведь в случае подписания 20 августа нового Союзного договора, который предполагал передачу всех основных экономических активов Союза в ведение республик, Горбачев становился бы совсем ничего не решающей номинальной фигурой, а почти все члены ГКЧП потеряли бы посты (новоогаревский сговор это предполагал). Но вот если бы удалось подписать Союзный договор в его первоначальном виде, как того и требовали путчисты – с учетом результатов референдума, расклад сил вышел бы иным.

Но по необъяснимым без открытия документов причинам ГКЧП все сделал так, чтобы проиграть.

В ночь с 21 на 22 августа Горбачев вернулся из Крыма в Москву. Как сказал заведующий гуманитарным отделом ЦК КПСС В. Рябов: «Горбачев, спускаясь с трапа самолета в Москве после возвращения из Фороса, не знал, что он уже не президент в глазах народа, и не генсек в глазах ЦК».

С 22 по 29 августа все члены ГКЧП и их активные сторонники были арестованы, но к началу 1993 вышли под подписку о невыезде. В феврале 1994 их амнистировала Госдума. Ельцин возражал. Генерал Варенников отказался от амнистии и вскоре был признан невиновным. Суд сказал, что «августовский путч» не был госпереворотом.

Остаться должен только один

Сразу же после провала ГКЧП посыпалось все. Вечером 22 августа толпа начала валить памятник Дзержинскому на Лубянке. 23 августа здание ЦК КПСС было опечатано, а деятельность органа заблокирована. Тогда же Ельцин подписал указ о передаче РСФСР всех предприятий и организаций союзного значения, находившихся на ее территории. Таким образом, подписание Союзного договора в таком виде, в котором этого хотели бы Горбачев и ГКЧП было окончательно сорвано. 24 августа Горбачев распустил Кабмин СССР, сложил с себя полномочия генсека ЦК КПСС и предложил партии самораспуститься. 25 августа Ельцин прибирает к рукам все имущество КПСС и КП РСФСР.

27 августа 1991 года на сессии Верховного Совета СССР Назарбаев заявил: «Для меня уже стало ясным, что обновленный Союз не может быть федерацией. Хватит бежать вдогонку за ушедшим временем. Новоогаревский договор фактически является почти конфедеративным. Так что давайте честно признаем и поставим, наконец, все на свои места. Я призываю немедленно решить вопрос предоставления полной свободы республикам Прибалтики, Молдове, Грузии и всем, кто выразил свое стремление к независимости законным демократическим путем. В новом Союзе не может быть ни союзного правительства, ни парламента, ничего, кроме согласованных отношений между республиками».

Горбачев хотел ССГ с союзным правительством и собой во главе, Назарбаев – ССГ с властью в руках лидеров республик и согласованными отношениями между республиками. Ни тот, ни другой своего не получит.

28 августа Госбанк и Внешэкономбанк СССР перешли под контроль правительства России. 29 августа Верховный Совет СССР приостанавливает деятельность КПСС. И что самое удивительное, партия никак этому не противится. Тогда же начинается «парад суверенитетов» — о независимости объявляют Украина, Белоруссия, Молдавия, Грузия, Азербайджан, Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Армения. 2-5 сентября внеочередной съезд народных депутатов СССР приостановил действие Конституции СССР и объявил переходный период для подписания договора о Союзе Суверенных Государств (ССГ). 27 октября из состава СССР вышла Туркмения. 6 ноября Ельцин запретил деятельность компартии на территории России.

Позже Григорий Явлинский так объяснит осенние действия Ельцина:

«У Бориса Николаевича и его окружения были четкие политические установки: одномоментный не только политический, но и экономический развал Союза, ликвидация всех мыслимых координирующих экономических органов, включая финансовую, кредитную и денежную сферу. Далее, всесторонний отрыв России от всех республик, включая и такие, которые в то время не ставили подобного вопроса, например Белоруссия, Казахстан».

«Чеченский» кризис, а также проведение 1 декабря 1991 г. референдума и выборов президента на Украине прекратили даже формальные попытки реанимировать подписание Союзного договора. 8 декабря в Беловежской пуще Ельцин, Кравчук и Шушкевич сепаратно (без ведома лидеров других республик, которые собирались объединиться в ССГ) объявили о прекращении существования СССР и подписали Беловежское соглашение о создании СНГ.

Назарбаев был недоволен, но по факту ему не оставалось ничего другого, как 16 декабря провозгласить независимость Казахстана. 25 декабря Горбачев уходит в отставку, над Кремлем появляется триколор. 26 декабря Верховный Совет СССР принимает декларацию об упразднении СССР и самораспускается без намека на борьбу.

Все потому, что по-настоящему СССР «умер», по словам Рудольфа Пихоя, в первые дня после подавления ГКЧП. Интересно, что после августовских событий был издан сборник «Коричневый путч красных. Август 1991 г.», на обложке которого рисунок звезды был соединен со свастикой. Буквально, через два года непосредственные участники подавления ГКЧП, ельцинисты Хасбулатов и Руцкой будут тоже названы «красно-коричневыми», а стоявший в 1991 горой за Ельцина российский парламент – расстрелян из танков. Оно и понятно – в борьбе за приватизацию советской собственности остаться должен был только один.

При Сталине такого не было

Мы не знаем, почему ГКЧП делал все для своего поражения. Но мы знаем слова Гавриила Попова, сказанные им весной 1992 в интервью санкт-петербургскому телевидению о том, что путч совершили «демократы». Не верит близкому к Ельцину человеку, непосредственному участнику событий, оснований нет. Историк Матвей Полынов с этим согласен. Он считает, что «политический кризис 19—21 августа 1991 года российскими властями был использован как повод для оформления полной и окончательной суверенизации РСФСР и отказа от СССР как целостного федеративного государства».

В результате «парада суверенитетов», стала распадаться и Российская Федерация. «Прораб Перестройки» Александр Яковлев после «беловежского соглашения» заявил, что «за распадом Союза начнется распад РСФСР. Он неизбежен и по той же самой схеме. Он уже начался. И никакая сила тут не поможет, ибо сила – это кровь». Яковлев не учел одного – кровь ради собственности проливать были не готовы гуманисты из ГКЧП, но не Ельцин.

31 марта 1992 руководителями республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области и автономных округов был подписан федеративный договор. Но даже в нем оставалась положение о «Суверенитетах республик», а Конституция 1993 лишь закрепила тот факт, что «во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти все субъекты Российской Федерации между собой равноправны». Ну а с 1994 в ходе двух кровопролитных войн пришлось силой возвращать независимую с 1991 Чечню.

Именно здесь и лежат корни вызывающего недоумение в, казалось бы, единой стране с сильным центром каких-то отдельных правительств Москвы, Петербурга, краев, областей и т.д. Заложенная бомба, что ни говори. Как сейчас любят шутить, при Сталине такого не было.

Что же, теперь, в конце нашего небольшого цикла вполне можно ответить на вопрос, сохранился бы СССР в случае победы ГКЧП или нет. Итак, было три реалистичных варианта:

ГКЧП не состоялся. 20 августа Горбачев и главы 9 республик подписывают Союзный договор о создании конфедерации независимых капиталистических государств (ССГ), где все активы, а значит и вся власть, принадлежат руководству республик. Остальные республики СССР окончательно становятся независимыми. Горбачев остается номинальным главой ССГ с представительскими функциями, но без реальной власти. Дальнейший распад и гражданские войны возможны, но не очевидны.

ГКЧП победил. За госизмену и сепаратизм арестованы Ельцин, Кравчук и Шушкевич. Назарбаев самый умный, поэтому с ним все в порядке. Подписан Союзный договор 9+1, создается конфедерация 9-ти капиталистических государств (под названием СССР) с союзным руководством в лице Горбачева и некоторыми полномочиями благодаря сохранению части активов в союзном подчинении. Дальнейший распад и гражданские войны временно предотвращены. Со временем конфедерация либо укрепляется в федерацию, либо распадается на отдельные государства.

Поражение ГКЧП. Ликвидация СССР, полное отделение республик друг от друга, продолжение распада внутри России, Молдавии, Украины, Грузии, Армении, Азербайджана. Региональные гражданские войны.

Ни один из этих вариантов не предполагал сохранения социализма. Войну в Чечне (в отличие от других войн) предотвратить было уже нельзя.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий