Крымская платформа

Надо признать — Владимиру Зеленскому это удалось. Все до единой страны НАТО подтвердили своё присутствие. Киев перекрыт. По небу летают вертолёты, которые носят украинские и всякие другие флаги, радио и телевидение заходятся радостным: «Весь мир с нами», флагштоки падают, танки ломаются, но градус праздничного настроения это не понижает.

Когда-то я был свидетелем удивительной сцены. Было это в далеких восьмидесятых годах, когда в Советском Союзе массово стали появляться видеосалоны (видеомагнитофоны были еще большой редкостью), в которых крутили фильмы про Эммануэль и боевики с участием Чака Норриса и Брюса Ли. Случилось это как раз в Севастополе. Недалеко от пляжа Хрустальный был такой же видеосалон. Я был в увольнении (учился тогда в СВВМИУ) и так же пришел посмотреть на мастера кунг-фу Брюса Ли.

Боевик был прекрасный. Стремительный Брюс Ли с легкостью справлялся с плохими парнями, которые полтора часа фильма получали от него красивые удары руками, ногами, коленями, головой и все никак не переставали на него нападать. Прямо за мной сидели трое парней спортивной наружности. По всему было видно, что они занимаются боевыми искусствами и разбираются в тонкостях кунг-фу. Во всяком случае, эти парни не переставали комментировать происходившее на экране, называя каждый удар Брюса какими-то диковинными для меня японскими словами.

Когда фильм закончился, я зашел в небольшой бар, который находился неподалеку от видеосалона, чтобы съесть мороженного, перед возвращением в Училище. Спортивные парни зашли вслед за мной. Они взяли пиво и продолжили громко обсуждать фильм. Мне даже интересно было их слушать. Вероятно, они заметили мой интерес, и разговор их стал еще более громкий и образный. Помню я еще тогда подумал, что приятно бывает послушать увлеченных людей, профессионалов своего дела.

Недалеко от меня, за соседним столиком, расположился какой-то огромный детина. Он не был человеком спортивным, во всяком случае так не выглядел, но был каким-то огромным. Трудно было не обратить внимания на его руки. Его кулак был ничуть не меньше пивной кружки, которая смотрелась даже как-то игрушечной в его руках.

Когда трое каратистов, которых я так увлеченно слушал, уж совсем расходились, детина эта здоровенная повернулась в их сторону и может быть несколько невоспитанно попросил парней быть на полтона тише.
Каратисты словно только этого и ждали. Один из них обратился к другому и сказал: «Мне послышалось, или кто-то что-то сказал?». Другой, подыгрывая своему товарищу ответил, что не послышалось, что это «вот та куча дерьма издает какое-то бульканье». Одним словом, ситуация стремительно переходила из плоскости теоретической в практическую.

Детина никак не отреагировал на оскорбления, в которых каратисты упражнялись с таким же профессионализмом, как и в комментариях к фильму с Брюсом Ли. Парни решили, что этот большой человек их испугался и они перешли от слов к делу. Один из них встал из-за столика и подошел к детине. Встав напротив, он оперся двумя руками о стол, и наклонился прямо к лицу большого человека. Каратист еще что-то успел сказать, но я не расслышал. Детина положил свою огромную руку на его шею и со всей силой двинул его о стол, да так, что первым со столом встретился острый нос смелого каратиста. Бокал с пивом улетел в сторону и вдребезги разбился недалеко от моих ног, забрызгав меня остатками пива. Детина поднялся во весь своей огромный рост, так и продолжая держать каратиста, словно шкодливого кота за шиворот. Каратист выл от боли, двумя руками держался за лицо и кровь фонтаном била из поломанного носа. Двое других каратистов были так ошарашены увиденным, вид большого человека с окровавленным каратистом под мышкой был так страшен, что они в мгновение отрезвели и, вскочив со своих мест, в нерешительности попятились назад.

Я тоже удивился. Я-то думал, что сейчас будет как фильме с Брюсом Ли, но увы. Один из них выставил вперед свои руки раскрытыми ладонями в направлении большого человека и быстро залепетал: «Эй-эй, парень, ты что? Мы же просто так. Все-все. Хватит. Чего ты? Успокойся».

Детина постоял еще так немного, затем отшвырнул самого смелого из них с разбитым носом в сторону друзей, подошел к бармену и громко сказал: «Сегодня они заплатят за пиво». И ушел.

И что вы думаете? Они заплатили. Сначала отмыли от крови своего теоретически подкованного коллегу, насовали ему полный нос салфеток и заплатили. За свое пиво и за пиво того большого парня.

Слушая сегодня теоретические рассуждения об эффективности «Крымской платформы», я почему-то вспомнил ту ситуацию, произошедшую уже почти тридцать пять лет назад в Севастополе. И почему-то мне кажется, что за пиво все же придется заплатить её организаторам.

  • Источник

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий