Максим Могильницкий. Рассекречивание документов об Иловайском котле — думайте сами, решайте сами

Ознакомившись с так называемыми «результатами расследования» Иловайской трагедии, пришел к выводу, что Офис Генпрокурора тайно захвачен какими-то оголтелыми пиарщиками.

Как всякий бестолковый пиарщик, они предпочитают бомбить аудиторию ничего не значащими цифрами: 900 допросов, 300 томов дела, 1670 изъятых документов, 30 привлеченных экспертов и 4 российских генерала, которым объявлено о подозрении.

Серьезно? Результат расследования измеряется в количестве томов? В таком случае, наиболее результативным придется считать расследование «майданного» дела, где их уже около двух тысяч. Неудивительно, что при эдаком расходе прокуратурой бумаги, шиш с маслом остался от карпатских лесов.

Но, справедливости ради, жалкие крохи сути в том «расследовании» имеются. Так, в частности указано, что «отдельные ошибки» руководства АТО в причинно-следственной связи с гибелью и ранениями украинских военнослужащих не находятся.

Если мерить успех в килограммах доказательств и кубометрах исписанной бумаги, то работа проведена и впрямь колоссальная. Только ведь за семь лет хорошо бы либо установить виновных в гибели и ранении восьми сотен украинских военных, либо четко заявить, что с украинской стороны виновных нет и поставить в этом расследовании жирную точку.

Они понимают, что подобное заявление имиджу начальства пользы не принесет. Под офисом тут же соберутся потерпевшие и родственники погибших, а обыватель станет ругаться в соцсетях. Там и «патриотическое» крыло оппозиции за хайпом подтянется, прессу и радикалов своих приведет.

Дабы избежать хлопот, эти умники исполнили очередной финт ушами – рассекречивание материалов дела. Ты, мол, почитай, дорогой украинец, и сам реши, кто там прав, а кто виноват.

Фокус в том, что документы будут обнародовать постепенно и лишь те, что «дадут возможность обществу оценить события боевых действий августа 2014-го года в районе г. Иловайск». Проще говоря, нам покажут лишь то, что хотят показать, дабы картина в умах сформировалась «правильная».

Простите за консерватизм и занудство, но мне казалось, что прокуроров и следователей целых пять лет учат для того, чтобы те расследовали уголовные производства. Обнародование материалов дела – это либо признание неспособности довести расследование до логического завершения, либо кость, брошенная обывателю по случаю очередной годовщины трагических событий.

  • Источник

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий