Куда приплыл «философский пароход»? К годовщине депортации «лучших умов» России. Часть 2

«Философский пароход» — это метафора. Первые высланные уезжали в Ригу и в Берлин на поездах. Другие — действительно на зафрахтованных у немцев пароходах «Обербургомистр Хакен» (первый рейс из Петрограда в Штеттин 29—30 сентября) и «Пруссия» (второй рейс 16—17 ноября).

Но дело не в поездах и не в пароходах. Современное околоисторическое мифотворчество представляет это событие беспрецедентным преступлением большевиков, фактически началом массовых репрессий против ни в чём не повинных людей. Но факты говорят о том, что высылкой неугодной интеллигенции занимались задолго до большевиков и не только в России. Карла Маркса в своё время изгнали из Германии, Франции и Бельгии, Ленин тоже был вынужден много лет провести в эмиграции. Теперь советская власть высылала тех, кто так или иначе пропагандировал возврат к капитализму. Мы уже говорили, что многие пассажиры «философского парохода» покинули Россию вполне добровольно и думали об отъезде задолго до того, как такая идея появилась у советского руководства. Даже совершенно антисоветский историк из МГУ, профессор Андрей Квакин пишет:

«Нужно видеть, что для многих высылаемых сама по себе высылка была практически единственным способом спасения собственной жизни. И если большевики оценивали высылку как наказание инакомыслящих, то для многих „внутренних эмигрантов‟ в Советской России „философский пароход‟ стал символом приобретения свободы».

А свободу высланные понимали довольно специфически и далеко не всегда считали, что свободными положено быть всем.

Война — это мир, свобода — это рабство

Вот что писал до ареста крайне популярный сегодня в российском истеблишменте персоналист (дремучая субъективистская доктрина, объявляющая личность независимой от общества) Николай Бердяев:

«Большевизм есть рационалистическое безумие, мания окончательного регулирования жизни, опирающаяся на иррациональную народную стихию».

Что он конкретно хотел сказать этим замысловатым предложением, непонятно, но, похоже, что-то плохое про советскую власть. Впрочем, сам же Бердяев утверждает, что слишком уж серьёзно его воспринимать не надо, поскольку он философ, а философия, по его мнению, не наука. Научность он называл «рабством духа у низших сфер бытия». Так какую научную ценность представляет философ, отрицающий научность философии?

Но, может быть, он ценен для церкви как богослов? В конце концов, в России в те времена было много верующих, они тоже граждане с такими же правами на удовлетворение духовных потребностей, как и все остальные. Однако Бердяев прямо говорит, что святоотеческое христианство опасно и «может быть на руку духу антихристову». Почему? Потому что верным для Бердяева является каббалистическое учение о «Небесном Адаме». Он положительно относится к гностическим идеям «преодоления мира», к экуменизму. Это ну совсем не позиция РПЦ.

Но вот в Европе поднимает голову фашизм, и эзотерический мистик Бердяев пишет:

«Возникновение на Западе фашизма, который стал возможен только благодаря русскому коммунизму, которого не было бы без Ленина, подтвердило многие мои мысли. Вся западная история между двумя войнами определилась страхом коммунизма».

Фашизм, оказывается, возник не из-за капиталистического кризиса, империалистической борьбы за передел колоний, желания финансового капитала рулить напрямую, без парламентской «говорильни», а из-за коммунизма. Ленин хуже Гитлера — ну логичный же вывод.

Сам Бердяев фашистом не был, но «Философию неравенства» он, тем не менее, написал.

«Свобода и равенство несовместимы. Свобода есть, прежде всего, право на неравенство. Равенство есть, прежде всего, посягательство на свободу, ограничение свободы», «демократическое равенство есть потеря способности различать качество духовной жизни», «в царстве Божьем будет неравенство. С неравенством связано всякое бытие», — вот лишь некоторые цитаты из этого во всех смыслах замечательного произведения великого «гуманиста» Бердяева.

«Истинный коммунизм», какой и не снился марксистам

Философ Николай Лосский был просто чудным. Член партии кадетов (партия крупного капитала) с 1905, в 1917 политическую деятельность он прекратил, зато стал писать про перевоплощение душ, которое якобы не осуждается церковью. Это к вопросу о понимании христианства «православным» философом. Но дело даже не в этом, а в том, какую научную ценность имели его труды. После высылки в 1923 году Лосский своё отношение к советской власти выразил в статье «Коммунизм и философское мировоззрение»:

«Коммунисты с фанатическою страстностью отстаивают и насаждают материализм. Согласно их учению, вся духовная и душевная сторона мира пассивна, бездеятельна: не ею определяется течение мировых процессов. Духовность и душевность есть лишь надстройка над материальным процессом, не вмешивающаяся в ход этого процесса, не способная целесообразно руководить им. „Не сознанием определяется бытие, а, наоборот, бытием определяется сознание‟».

В какой работе классиков марксизма Лосский вычитал такую чушь, непонятно. Скорее всего, сам придумал и сам с собой же поспорил. Сознание конечно надстройка над материей (странно, если бы мысль появилась раньше мозга), но оно влияет на базис и даже руководит им. Человек думает, слава богу, головой, а не желудком, хотя без желудка голова, объективно, думать не может. Именно так гласит материалистическая диалектика. Что касается «бытие определяет сознание» — это уже просто притча в языцех. Если бы Лосский действительно читал работы, которые он критикует, то знал бы, что у Маркса написано: «Общественное бытие определяет общественное сознание». Согласитесь, это не одно и то же. Индивидуальное сознание может быть каким угодно — декабристы были помещиками, но выступили против крепостного права, Энгельс был сыном промышленника, но организовывал рабочее движение. А вот идеи, господствующие в обществе в целом — это идеи господствующего класса. Если у власти капиталисты, то большая часть населения будет думать, что капитализм — это нормально.

Таким образом Лосскому не нравилась марксистская философия, потому что изучил он её по каким-то комиксам. Из комиксов он взял и то, что большевики собираются «разложить семью, сделать женщину членом коммуны, а не семьи, расшатать авторитет родителей и оторвать от них детей путём воспитания, если не в интернатах, то в детских садах, яслях или школах с детскими клубами, где дети проводят целый день с утра до вечера, превращаясь из индивидуумов в членов коллектива».

Индивидуум только и может быть индивидуумом в коллективе. Без общества человек человеком не станет, даже родиться не сможет. Но, чтобы это понять, нужны хотя бы минимальные знания диалектики, к чему и призывал Ленин. Непонятно, почему только женщину большевики хотят сделать членом коммуны. Мужчину не хотят? Будет коммуна только из женщин? А кто мешает жить в коммуне, сохраняя моногамную семью? Воистину, Лосский придумывает что-то совершенно нелепое, а потом спорит сам с собой.

Зато он считает, что «капиталистический строй, как индивидуалистическая форма хозяйственной деятельности человека, поставленная в рамки правового государства, именно и есть вполне целесообразный способ сочетания индивидуальных и общих интересов на определённой ступени развития экономики и нравственности человека». И это верно — на определённой ступени. А потом перестаёт быть целесообразным, и общество переходит к другому строю. Но Лосский не был бы Лосским, если бы затем не выдал следующее:

«Индивидуумы, совершенно освободившиеся от эгоистической исключительности, образуют царство высшего бытия, Царствие Божие, в котором нет непроницаемой материи… Это действительно абсолютно совершенный коммунизм, о каком и не снилось марксистам-большевикам».

Здесь остаётся только охнуть и представить, в каком заведении для душевнобольных мог бы закончить философ, рассказывая такое советским студентам. Прямо как Мастер или Иван Бездомный из известного произведения Михаила Булгакова. Ему объективно надо было эмигрировать. Так и случилось.

Кощунственная мечта о «винтиках» и капиталистическая «Богоземля»

Другой бывший кадет — Семён Франк — в своей книге «Теория ценности Маркса и её значение» утверждал, что «социализм в своём основном социально-философском замысле — заменить целиком индивидуальную волю волей коллективной… есть бессмысленная идея, нарушающая основной неустранимый принцип общественности и могущая привести только к параличу и разложению общества. Он основан на безумной и кощунственной мечте, что человек ради планомерности и упорядоченности своего хозяйства и справедливого распределения хозяйственных благ способен отказаться от своей свободы, от своего „я‟ и стать целиком и без остатка винтиком общественной машины, безличной средой действия общих сил».

Из какой работы классиков марксизма Франк взял тезис о замене индивидуальной воли коллективной неизвестно. Наверное, из того же комикса, из которого черпал свои знания Лосский. Свобода же в материалистической диалектике — это господство над обстоятельствами со знанием дела. Знание физических законов говорит, что человек не может выпрыгнуть с 9 этажа и полететь, но он может стать хозяином этого объективного обстоятельства, создав летательный аппарат. Планомерность хозяйства, в противоположность хаотичности, которая и есть полная несвобода, делающая человека рабом природной стихии и обстоятельств, даёт настоящую свободу, свободу постижения мира и преобразования его согласно своим нуждам. Какие винтики, какие машины?

Чему мог Франк научить советскую молодёжь, и зачем это надо было советской власти? Кафедру с таким пониманием мира ему бы точно не дали, а работать руками он не умел. Выехал на «философском пароходе» и стал властителем эмигрантских умов — всё лучше, чем прозябание в «безличной среде» винтиков и болтиков.

Ещё один высланный религиозный мыслитель Сергий Булгаков даже не пытался казаться христианским философом. Он, как и вышеперечисленные, увлекался гностикой, разрабатывал учение о Софии Премудрости Божьей, которая является «Богоземлёй», рожающей Марию и принимающей Логос, т.е. Христа. Короче, Богородица у него — это земля. Эту вне всяких сомнений антихристианскую доктрину в 1935 осудила Московская патриархия. Тут бы сразу сказать, что эта патриархия «сталинская», «чекистская» и т.д., поэтому её слово для «истинного» православного ничего не значит. Но вот дела, «истинная» Русская зарубежная церковь вообще назвала учение Булгакова ересью.

Что касается науки, Сергий Булгаков пытался заниматься политэкономией, даже написал двухтомник «Капитализм и земледелие». Но там почему-то больше про нравственную идею, мерила блага, истины и красоты и религиозный энтузиазм, чем про товар, деньги, стоимость, труд, капитал и т.д. Вывод, который делает Булгаков, прост — коллективные хозяйства никуда не годятся, мелкие крестьяне — вот двигатель прогресса. Пожалуй, сегодня, крупные агрохолдинги, которые, в отличие от мелких фермеров, именно благодаря своим масштабам имеют возможность использовать современную технику, удобрения, передовые методы обработки почвы и уборки урожая, очень бы удивились таким «научным» выводам.

В пользу Сергия Булгакова можно сказать только одно — он не принял фашизм. В оккупированном Париже он написал антифашистскую книгу «Расизм и христианство», а потом, в 1944, умер.

К сожалению, других пассажиров «философского» парохода за это похвалить не получится. Почему — в завершающей части цикла.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий