Узбекистан против Пушкина: Почему ташкентские журналисты объявляют войну русскому языку

Политолог Дмитрий Родионов о том, как узбекская пресса после обучения по программе переподготовки СМИ в Госдепартаменте США обрушилась на власть за использование русского, и почему не она первая.

В Узбекистане очередной скандал вокруг русского языка. Журналистка Анора Садыкова раскритиковала местную власть за использование русского языка наряду с узбекским при публикации новостей на официальных страницах.

«Когда наши официальные лица публикуют новости в своих мессенджерах и страничках в социальных сетях, они это делают на узбекском и русском языках. Почему не на узбекском и на каракалпакском, что было бы политически правильным? А если они хотят донести свои мысли миру, то почему не на английском? Почему в то время, когда мы переживаем за узбекский язык, когда идут информационные войны с участием русскоязычной прессы, мы не критикуем подачу информации официальными лицами на русском языке? Я не могу этого понять. И молчать об этом — большая трусость. Стыдно, стыдно нам должно быть!» — заявила она в ходе круглого стола в День узбекского языка.

Она назвала смешным тот факт, что официальные лица игнорируют «информационные атаки» со стороны России и русскоязычных блогеров относительно языкового вопроса в Узбекистане.

Кроме того, эта, с позволения сказать, «журналистка» призналась в запредельном невежестве, заявив, что не знает Пушкина. «Я не знаю Пушкина, и что? Не знаю его, не нравится. Это ничего не говорит о моём уровне», — подчеркнула Садыкова. Не читал, но осуждаю! Прекрасно! Это именно об уровне и говорит!

На самом деле Садыкова не производит впечатления недалёкого человека. Производила бы, если бы не маленькая деталь её биографии: месяц назад она получила в США диплом об окончании программы по подготовке СМИ. Причём не где-нибудь, а в Бюро Государственного департамента США по вопросам образования и культуры в сфере СМИ.

Если кто забыл, это штатовский МИД — ведомство, в чьи функции входит продвижение интересов США по всему миру, в том числе путём «мягкой силы». Инструментарий, который у американцев включает в себя не только работу НКО, но и подготовку подконтрольных СМИ, в чью задачу входит разработка и навязывание информационной повестки и в конечном итоге — переформатирование сознания общества. Именно этому обучают иностранных журналистов, чтобы, вернувшись на родину, они становились инструментами американских сетевых войн, основной фронт которых — постсоветское пространство. Как это работает на Украине, в Грузии и Молдавии — мы уже видели. Теперь на очереди Средняя Азия?

То есть Садыкова уже не может считаться «незаинтересованным лицом», любые её действия и заявления стоит рассматривать именно через призму полученных ею профессиональных навыков. Судя по выданному ей сертификату, в документе, опубликованном Садыковой на своей странице в «Фейсбуке», значится, что она «успешно завершила программу обучения лидерству и профессионального развития».

Хотя лично я, честно говоря, сомневаюсь в успешности. Говорить, что «не знаю Пушкина», это какое-то дилетантство и демонстрация необразованности. Мягко скажем, не очень удачный аргумент в пропаганде. Хотя, возможно, в Узбекистане прокатит. Я не удивлюсь, если Пушкина Садыкова — и не только она — действительно не знает. Она достаточно молода, судя по всему, советской школы не застала.

Современная школа в Узбекистане не так сильно отличается от российской, кроме одного но: литературу там изучают узбекскую, русскую и советскую литературу проходят как иностранную, так что современная молодёжь и впрямь может не разбираться в русской классике. Литература в узбекской школе вообще не главный предмет, в ней основной упор делается на «патриотическое воспитание» через такие предметы, как «история Узбекистана», «основы духовности», «идея национальной независимости». Недавно в программу добавился предмет «воспитание», который объединил такие дисциплины, как «национальная идея», «история религий», «чувство Родины».

И проблема не только в литературе. Заглянем, к примеру, в учебник по истории для русскоязычных школ. Уже в пятом классе детям рассказывают о «русском колониализме». В учебнике пишут, что русские солдаты с пренебрежением отнеслись к местному культурному наследию и отобрали у узбеков лучшие плодородные земли, что после Российской империи узбеки оказались под гнётом советской империи и только спустя многие годы борьбы за независимость Узбекистана путём множества человеческих жертв добились независимости.

Именно на таких учебниках училась та же Садыкова ещё до поездки в США. Стоит ли удивляться, что её потянуло в Вашингтон учиться русофобии? Возможно, девушка оказалась «идейной» и верит в то, что таким образом будет мстить «колонизаторам» за «вековое угнетение» её народа. Кто виноват в появлении таких вот садыковых? США? Или всё же власти Узбекистана, которые с первых дней независимости поощряли русофобию как единственное, что оправдывало необходимость этой самой независимости как основы благосостояния местных элит, превратившихся в одночасье из контролируемых Москвой партийных секретарей в никем не контролируемых баев и ханов.

Характерно, что этот случай происходит именно сейчас, когда это превратилось в норму. Очередной скандал, связанный с языком, в Узбекистане происходит едва ли не каждую неделю. В конце лета похожий конфликт произошёл во время общения депутатов с прессой: журналист портала kun.uz Ильёс Сафаров потребовал от русскоговорящего депутата Елены Бабенко говорить на узбекском или приглашать переводчика.

А в начале октября власти города Чирчика в Ташкентской области Узбекистана предлагали местным жителям отказаться от использования русского языка в пользу узбекского. В общественных местах, включая магазины, транспорт и школы, были расклеены таблички, где были перечёркнуты слова на русском и отмечены галочками слова на узбекском языке. В России это сочли проявлением борьбы с русским языком — ведь «флешмоб» организовал не какой-то журналист, а местные власти.

«Это неправильно. Мы только учим просто правильно говорить по-узбекски. Ничего мы не запрещали», — заявил в ответ на обвинения в русофобии пресс-секретарь хокимията Чирчика Фахриддин Кадыров. Серьёзно? Просто учим ненужности русского языка? Ну-ну.

На этом фоне глава Узбекистана Шавкат Мирзиёев заявляет о необходимости мобилизовать все усилия для повышения интереса к узбекскому языку у всех граждан страны. Нет, всё корректно сказал, нигде нет ничего о том, что надо понижать статус русского. Но все всё поняли. Власти на местах уже давно этим занимаются. А Запад помогает формированию нового поколения, ненавидящего Россию.

Конечно, можно слать проклятия американцам, которые зомбируют в своих университетах граждан союзных нам государств. Но смогли бы они что-либо сделать, если бы этого не хотели власти этих стран? Вряд ли. Так что вопросы нужно задавать не Садыковой, не её американским наставникам, а тем, кто в обмен на амнистию для совершивших преступления в России граждан, табличек на узбекском языке в столичном метро и набор персонала для подземки, способного разговаривать на нём, как минимум закрывает глаза на стремительный рост русофобии, а как максимум — потворствует ему в своих политических интересах.

Кстати, если бы в Узбекистане не притесняли русский язык, учили Пушкина и правильную историю — общую и неразделимую историю наших народов, скорее всего, не пришлось бы амнистировать столько преступников, ибо совершение преступления в стране, которая тебя кормит, было бы исключением, а не правилом.

Дмитрий Родионов

  • Источник

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий