СНБО зарабатывал на сливе фамилий будущих контрабандистов и «воров в законе»

В СНБО произошла утечка данных — фигуранты контрабандных санкционных списков выходили из состава учредителей и бенефициаров своих предприятий буквально за несколько часов перед применением санкций.

Смена учредителей и бенефициаров компаний, связанных с подсанкционными лицами, могут свидетельствовать о том, что они были предупреждены о применении к ним санкций или о том, что им умышленно дали время и возможность защитить свои активы.

К примеру, по решению СНБО от 15 апреля под санкции попал Александр Черепинский. Эти санкции Владимир Зеленский ввел в действие своим Указом 21 апреля. Но до этого Александр Черепинский успел выйти из состава учредителей или бенефициаров не менее шести предприятий. На 5 из 6 этих предприятий санкции не наложили. Интересно, что во многих случаях Александр Черепинский выходил из состава своих предприятий даже за несколько дней до решения СНБО — 12 и 13 апреля.

Подобных случаев много. Так, по решению СНБО от 2 апреля под санкции должны были попасть Валерий Пересоляк и Виктор Шерман. Однако до того, как Владимир Зеленский на следующий день, 3 апреля, ввел это решение в действие, Виктор Шерман успел выйти из учредителей своего предприятия ООО «Мира», а Валерий Пересоляк в государственном реестре исчез из перечня учредителей двух строительных предприятий в Ужгороде. Причем в случае Пересоляка соответствующие изменения в государственный реестр внесены нотариусом в нерабочее время — около 23:00. Ни одно из этих предприятий под санкции не попало.

Кроме упомянутого выше Черепинско, среди фигурантов санкционного списка контрабандистов, утвержденного СНБО 15 апреля и введенного в действие Зеленским 21 апреля, в этот промежуток времени успел выйти из трех предприятий Эдуард Кукоба. Из этих трех предприятий в санкционный список внесли только одно — ООО «Вилла Дель Ре».

Кроме того, в начале периода штамповки санкций временной промежуток между решением СНБО и указом президента составлял менее суток. 2 февраля решение, 2 февраля указ президента. Последний такой короткий промежуток был 19 февраля. Дальше он начал расти. И летом между решением Совета нацбезопасности и обороны и соответствующим указом президента проходило уже шесть дней. А однажды указа ждали, представьте себе, два месяца.

Особенно долгим оказался промежуток времени между решением СНБО и Указом президента для третьего списка контрабандистов. Выездное заседание СНБО состоялось 30 июня в Краматорске и в тот же день на брифинге секретарь Совета Алексей Данилов сообщил, что санкции будут применены в отношении трех лиц: иностранца Александра Акста и двух граждан Украины — Валерия Фальковского и Владислава Студенца. Однако еще за несколько часов до брифинга секретаря СНБО Валерий Фальковский вышел из состава учредителей своего предприятия «Навитайм». Указ же о введении этих санкций Владимир Зеленский подписал только через 68 дней. Предприятия «Навитайм» среди подсанкционных — нет.

Похожая история произошла и со списком «воров в законе». Указ о введении списка санкций в действие появился через неделю. И оказывается, что в этот список в течение 7 дней вносили изменения. Итак, то за что голосовал СНБО и то, что подписал Зеленский — разные документы. Мало того, что с десяток людей оттуда просто исчезли. А некоторых, как, например, братьев Джамбулатовых, склеили в единую личность. Как? Очень просто — в финальном списке, который подписал президент Зеленский, был человек с ФИО старшего Джамбулатова, но с датой рождения младшего. То есть, несуществующий в природе человек.

Остается лишь пару вопросов: сколько именно заплатили сотрудникам СНБО фигуранты данных списков? И можно ли президентскую инициативу по искоренению коррупции в стране считать шантажом и личным обогащением?

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий