Пеллетами Шмыгаля, молитвами Байдена. Переживёт ли Украина зиму без российского угля?

28 октября в телеграмме главы комитета Рады по ТЭК Андрея Геруса появилось сообщение о том, что с 1 ноября Российская Федерация останавливает поставки энергетического угля на Украину. Поначалу казалось, что это фейк, призванный напугать общественность и свалить вину за дефицит топлива на соседей.

Однако на следующий день в Минэкономразвития РФ подтвердили заявление Геруса. В ведомстве объяснили это решение тем, что России нужно обеспечить свои собственные потребности на фоне растущего спроса. «Принятое решение связано с растущим спросом на энергетические марки угля. В осенне-зимнем периоде необходимо уделять особое внимание обеспечению собственных потребностей внутри страны», — говорится в заявлении ведомства.

Стоит начать с того, что пафосно заявленная на заре майдана задача отказа от угля из России – так и не была реализована. Все попытки перейти на массовый уголь из ЮАР и США провалились, потому что оборудование украинских ТЭС рассчитано на донецкий, ростовский либо кузбасский уголь. Заморские угли отказываются нормально гореть в украинских топках. Но самая веская причина монополии «вражеского» угля – только с ним можно крутить всякие схемы, вроде золотоносной «Роттердам+». Поэтому в 2014-2020 годах русский уголь стабильно держал за собой львиную долю в структуре импорта на уровне 55-65%. А объёмы колебались в пределах 10-12 млн. тонн угля. Характерно, что в последние годы поставки только возрастали. К примеру, в 2018 году страна импортировала угля на сумму 1,821 млрд. долларов в количестве 15 млн. тонн — что является рекордным объёмом за прошедшие 20 лет.

Текущий год не стал исключением. Более того, доля российских поставщиков в экспорте угля на Украину еще и увеличилась до 68%. За 9 месяцев 2021 года Киев уже ввез 10,3 миллионов тонн. Однако даже при таких темпах ввоза угля, его критически не хватает. Дело в том, что Украина уже второй сезон живет условиях острого дефицита угля. Прошлый январь энергетика встретила с запасами менее 500 тысяч тонн. Все, что страна импортировала в дальнейшем – тут же сжигалось. В довесок к этому Ринат Ахметов и его «ДТЭК» учинила опаснейшие манипуляции. Олигарх внезапно открыл для себя базовый закон экономики: если какого-либо товара становится очень мало, то его цена начинает стремительно расти. Ахметов решил посадить энергетику на угольную диету, чтобы заработать на высокой цене.

Однако «повелитель рынка» перестарался – пока он играл в монополию, мир накрыл острейший дефицит угля из-за резкого роста спроса в Китае. В этом году Поднебесная, поглощающая половину мировой добычи, испытывает гигантскую нехватку топлива и готова скупать его в любых количествах. В особенности российский уголь – из-за продолжающегося конфликта с Австралией, являющейся главной угольной базой КНР. По этой причине китайцы начали скупать даже американский и южноафриканский уголь, хотя, к примеру, за предшествующие кризису пять лет Китай не купил у ЮАР ни одной тонны угля.

Даже негодный для украинских ТЭС южноафриканский и американский уголь теперь как вода в песок уходит с рынков в направлении Китая. Ахметовская «ДТЭК» и государственная «Центрэнерго» нервно телефонируют в отделы продаж всех угольных компаний мира в поисках свободных остатков. Но уже второй месяц к ряду украинские импортеры не могут переломить тренд на сокращение резервов – уголь выгорает быстрее, чем ахметовские структуры успевают его подвозить на теплоэлектростанции.

Итогом олигархических игр и глобальных раскладов стали рекордно низкие запасы угля на складах ТЭС Украины и стабильный простой половины их энергоблоков.

По состоянию на 29 октября резервы составляют порядка 560 тысяч тонн угля, хотя еще месяц назад они держались ближе к отметке в 700 тысяч. В свою очередь, норма на ноябрь – около 3 миллионов тонн. В крайнем случае – хотя бы полтора миллиона. Однако достичь даже половины от нормы не получается, и далее будет только хуже, учитывая, что на дворе только ноябрь, а зимние холода еще впереди. По оценкам министра энергетики Германа Галущенко, в октябре-марте расход угля энергетикой составит 15,3 млн. тонн, из которых собственная добыча обеспечит около 9 миллионов тонн. Если верить министру, то еще около 4 млн. тонн законтрактовано, а вот однозначно недостающих объемов – уже 2 млн. тонн.

Впрочем, по нашей информации, с 4 миллионами законтрактованных тонн – всё не так просто. Часть этого объема как раз приходится на российский уголь. И с 2019 года с Украиной никто не заключал долгосрочных угольных контрактов, потому что начала действовать система квот, регулируемых российским Минэком. И когда формировалась «украинская квота», мир только погружался в энергетический хаос. Но уже тогда китайские трейдеры наведывались в Минэк и спрашивали, можно ли этот объём перебросить от недружественной Украины – дружественному Китаю, который мучается от дефицита топлива. В Минэке тогда еще только завершили прочтение статьи Владимира Путина о том, что украинцы всё же братский народ, и китайских трейдеров отправили домой. Однако потом вышла жёсткая статья Дмитрия Медведева и Минэк перезвонил китайским товарищам, заявив, что шансы заполучить «украинскую квоту» значительно выросли. Ситуация полностью переломилась в пользу Поднебесной, когда Владимир Зеленский отправил в атаку турецкие Байрактары и повел ВСУ на Старомарьевку. Тогда уже в министерство сами позвонили «кто надо» и не просто дали добро на продажу Китаю «украинской квоты», но ещё и попросили ввести запрет на поставки.

Вернемся к цифрам. Если речь идет о дефиците в 6 миллионов тонн, то Киеву предстоит демонстрировать чудеса переговорного мастерства, чтобы убедить угольные компании ЮАР, США или Польши продать больше в адрес украинских трейдеров и отказаться от более выгодных китайских контрактов. Но здесь всплывает казус южноафриканского угля – он горит только при смешении с другими марками. Поэтому какое-то соотношение с российским углем неизбежно должно соблюдаться.

Впрочем, если Москва всё-таки смилуется и ослабит запрет на поставки, то даже с недостающими 2 миллионами зиму тоже никак не пройти без веерных отключений и аварий на теплосетях.

Обычно угольный дефицит компенсировался достаточными запасами газа, как это было в прошлом году. Тогда ТЭС, оставшиеся без антрацита, переключались на сжигание газа. Однако в этом году с газом тоже все плохо. Запасы в ПХГ составляют 18,6 млрд. кубометров, из которых более 8 млрд. принадлежит европейским трейдерам. То есть своего газа – 10,6 млрд. кубометров газа, в то время как для прохождения отопительного сезона нужно минимум 15 млрд. Докупать недостающий объем придется по биржевой европейской цене. Даже если получится все купить по 1000$ за 1000 кубов, то потребуется 4 дополнительных миллиарда долларов, которых нет в украинской казне. АЭС также не сильно помогут в борьбе с энергодефицитом. Это отдельная сложная система, где наращивать производство не так просто – мешают плановые ремонты и замена топливных сборок. И вообще, перегружать АЭС – занятие опасное.

В общем пока топливная арифметика у Киева совсем не сходится – причем ни с запретом российского угля, ни даже с отсутствием такового. Энергетики разных стран мира, включая государства «зеленой» Европы, сегодня охотятся за каждой тонной хорошего и даже плохого энергетического угля и готовы переплачивать, чего, опять же, не может себе позволить пустеющая украинская казна. Выкроить несколько миллионов лишних тонн угля – практически невозможно. Единственное, что теоретически может спасти энергетику от коллапса – аномально тёплая зима, но и здесь всё плохо: пока в силе прогноз об аномальных морозах.

В общем, в этом сезоне Украине предстоит сыграть в энергетическую независимость от России по-настоящему, а не риторически.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий