От любви к редким животным до масштабной экологической программы. Что произошло с властью в России?

Россия, надо признать, никогда особо не отличалась заботой об экологии. Власти считали, что огромные леса и широкие просторы страны служат чем-то вроде надёжного щита.

Куда больше внимания уделяли редким животным. Так, лично президент России взял под свою защиту амурских тигров и даже полетал в стае с журавлями. Что касается изменения климата, то Владимир Путин считал, что это сложная тема и что причин изменения климата не знает никто. И тем не менее Россия ратифицировала Парижское соглашение и приняла выбросы 1990 года, то есть последнего года советского периода, за точку отсчета. Это было удобно: из-за кризиса «социалистической» системы за десятилетия, прошедшие с конца советской плановой экономики, где главную роль играла устаревшая тяжелая промышленность, выбросы диоксида углерода в России сократились вдвое без каких-либо целенаправленных усилий с нашей стороны.

Более того, Кремль считал, что Россия может даже увеличить выбросы углерода к 2050 году, а достичь климатической нейтральности мы намеревались к 2100 году — на полстолетия позже ЕС. И вот в одночасье все меняется. Владимир Путин, обращаясь к участникам конференции ООН по климату в Глазго резко меняет российскую позицию: Россия, занимающая сегодня по выбросам СО2 четвертое место в мире, к 2060 году станет климатически нейтральной — то есть будет выделять столько же углекислого газа, сколько поглощают ее леса. Владимир Путин объяснил, почему изменилась позиция России. Вот уже третье лето подряд в России отмечают экстремально высокие температуры. Средняя температура поднимается в России в два раза быстрее, чем в среднем по миру. Вечная мерзлота, покрывающая более половины территории страны, тает, пробуждая к жизни опасных возбудителей болезней, в том числе сибирской язвы.

Опустошительные лесные пожары стали в Сибири обычным явлением, в то время как в других районах наводнения разрушают целые деревни. Так случилось и в этом году. Как говорят в Кремле, таких природных катастроф просто не было в прошлом, и если такие перемены продолжатся, они грозят принять необратимый характер.

Но на изменение отношения России к климатической повестке дня, как считает немецкая газета Die Welt связаны не только природными катастрофами, усилившимися в результате изменения климата. Конкретной причиной для изменения мышления российской элиты газета считает планируемое введение ЕС углеродного налога. С 2023 года ЕС намерен постепенно вводить налог на импорт таких товаров, как сталь, алюминий, цемент, удобрения и электричество. Причина в том, что при производстве этих товаров выделяется особенно много СО2. Этим шагом ЕС намерен компенсировать убытки своим, местным производителям, оказавшимся в невыгодном положении в конкуренции с зарубежными коллегами. Ведь европейские производители алюминия и прочих товаров из этого списка обязаны выполнять все меры по сокращению выбросов углекислого газа, а значит тратиться на покупку эмиссионных квот.

Россия пострадает от углеродного налога сильнее, чем другие важные торговые партнеры ЕС, больше, чем Китай и Турция. По разным оценкам потери российской экспортной экономики составят поначалу от одного до трех миллиардов евро в год. А к 2030 году, согласно прогнозу компании Boston Consulting Group, эти расходы могут возрасти до 5,5 миллиарда евро в год.

Сначала российское правительство встретило в штыки эти планы. Их подвергли резкой критике. Но европейцы от своих планов не отступят. Поэтому Россия больше не может себе позволить просто критиковать своего крупнейшего партнера по торговле. И от слов решили перейти к делу. Даже Китай, геополитический партнер России, заявил о планах по достижению климатической нейтральности. Кроме того, с экономической точки зрения для России выгоднее вложить миллиарды в модернизацию собственной экономики, чем пополнять бюджет ЕС через уплату углеродного налога.

В сентябре на экономическом форуме во Владивостоке Путин потребовал развития солнечной энергетики и производства «зеленого» водорода, добываемого с использованием возобновляемых источников энергии. Помимо этого, Россия делает ставку на «голубой» водород, производимый из природного газа. До 90% возникающего при этом углекислого газа должно улавливаться. По мнению Кремля, Европа могла бы стать идеальным рынком для нового энергоносителя. Водород можно было бы перекачивать даже и по новому трубопроводу — по «Северному потоку — 2».

Кроме того, Россия ввела собственные законодательные рамки для торговли эмиссионными квотами. Премьер-министр Михаил Мишустин призвал самых крупных производителей стали и строительные компании страны настроиться на введение собственного углеродного налога в скором времени.

Так Россия подает сигнал ЕС, как пишет немецкая газета Die Welt, что в усилиях по защите климата Россия намерена сделать все, чтобы избежать уплаты будущего углеродного налога Брюсселя или как минимум минимизировать соответствующие расходы. Дело в том, что согласно планам ЕС, третьи страны, предпринимающие значительные усилия по защите климата, вводящие торговлю эмиссионными квотами по образцу ЕС и подстраивающиеся под европейскую систему, могут быть освобождены от европейского углеродного налога.

Насколько серьезно Кремль намерен поменять экологическую политику России, станет понятно в ближайшие месяцы, как только Россия примет конкретные меры по уменьшению выбросов СО2. Но для того, чтобы достичь климатической нейтральности, необходимо будет долгое время работать над реорганизацией всей экономики, которая все еще не очень эффективна. Расход энергии на душу населения в России значительно выше, чем в ЕС.

На конференции по изменению климата в Глазго Москва снова попыталась продвинуть свои идеи по признанию атомной энергетики такой же экологичной, как солнечная или ветряная. Наши представители говорили и о том, что в зачет России по климатической нейтральности следует вписать наличие огромных лесных массивов, поглощающих выбросы углекислого газа. Был объявлен план по наращиванию лесов с тем, чтобы увеличить их поглощающую способность более чем в два раза. Однако западные эксперты считают, что все эти планы и заявления не помогут России избежать углеродного налога. И сомневаться в этом не приходиться с учетом особой далеко не дружественных отношений Кремля с Брюсселем. Но все эти планы, в конечном счете, мы делает для себя, для резкого изменения экологической ситуации в России. И ориентироваться на реакцию Запада не стоит. Надо работать на будущее своих поколений.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий