Саакашвили на пути Че Гевары: уже пожелтел…

Не очень гуманные с общечеловеческой точки зрения новости доходят из Грузии. Экс-начальница Нацполиции Украины и лузер-кандидат в мэры Кутаиси на недавних местных выборах Хатия Деканоидзе сообщила журналистам, что экс-президент Грузии Михо Саакашвили уже… пожелтел. Из-за голодовки.

Такое наблюдение она вынесла после личной встречи с ним в тюрьме. По словам сердобольной Хатии, Саакашвили каждый день слабеет и очень похудел. «Сегодня мы разговаривали очень-очень долго, и во время нашего разговора он был так слаб, что он останавливался, и мы не могли продолжать, пока у него не появлялись дополнительные силы», — рассказала Деканоидзе.

Кроме того, у него очень плохие анализы, низкий калий, тахикардия и тремор. А другие заключенные, по словам Хатии вообще ведут себя, как звери: по указанию руководства тюрьмы оказывают на Михо давление: часто шумят и выкрикивают оскорбления, называя его вовсе не президентскими словами и обещают еще потревожить очень уже и так встревоженный внутренний мир политика. Физически. Например, веником, держаком от швабры или ножкой стула ниже спины. Как он сам приказывал расправляться со своим оппонентами в тюрьмах в бытность президентом. В Грузии все хорошо помнят, как Михо «реформировал» страну себе на карман, а врагам на погибель…

Но, с другой стороны, физическое состояние Саакашвили после 40 дней даже полуголодовки (он малеха подъедался кашками и детским питанием) вряд ли удовлетворительное. Уполномоченный Верховной Рады по правам человека Людмила Денисова тоже рассказала украинской же публике, что член консилиума врачей, рассмотревшего состояние Саакашвили, Нино Шарашенидзе поведала ей, что у политика началась кровавая рвота и что он нуждается в срочном визите гастроэнтеролога. Несмотря даже на то, что Саакашвили вроде бы отказался от голодовки.

Однако есть все основания полагать, что Саакашвили реально есть чего бояться в тюрьме. И не только обиженных на него воров в законе или родственников замученных о оскорбленных им или по его наводке людей. Веник в задницу – такое в Грузии прощают очень тяжело.

Все дело в том, что для правящей сегодня в Грузии части ее элиты Саакашвили – это вечны раздражитель спокойствия и грызун, которые серьезно подтачивает ножки трона. Некоторые поклонники Саакашвили даже называют его «грузинским Че Геварой», который, как кубинских Че Гевара, вернулся в страну делать если и не революцию, то уж точно переворот. А посему для правящей партии «Грузинская мечта – Демократическая Грузия» («ГМДГ») самый лучший Михо – это, извините за прямоту, мертвый Михо. Пусть и легенда, знамя в руках его соратников, но неживое.

На недавнем митинге противников Саакашвили в Тбилиси они публично поклялись не допустить реванша ни самого Михо, ни его партии «Единое национальное движение» («ЕНД»), традиционно назвав годы их правления «кровавым режимом» и а их самих – «нелюдями». При этом антисаакашвилевцы опять продемонстрировали всем миру кадры жестокого разгона митингов оппозиции в Тбилиси 7 ноября 2007 года и 26 мая 2011 года, когда прежние власти применили против мирных демонстрантов полицию и армию. «Не дадим взбаламутить!» – вот такой главный лозунг и указанного митинга, и всех прочих протестов против Михо. Один из участников митинга, член протестных революционных движений «7 ноября» и «Почему?» Дачи Цагурия прокричал в адрес саакашвилевцев: «Есть предел нашему терпению, берегитесь! …Как вообще мог родиться такой недочеловек, как Саакашвили, как все его сторонники Это же киллеры, это же люди, которые пытали, убивали. Миша будет сидеть в тюрьме до конца!».

Как известно, 7 ноября 2007 года режим Саакашвили жестоко подавил мирную акцию оппозиции. Против участников митинга применили дубинки, резиновые пули, слезоточивый газ, водометы. Более того, Михо против оппозиции армию, что вообще является нарушением законов Грузии. Была разгромлена оппозиционная телекомпания «Имеди». Тогда пострадало свыше 550 митинговавших и более 30 полицейских.

Саакашвили это, повторяю, припоминают и сейчас. Кинорежиссер Георгий Хаиндрава пообещал, что «уроды никогда не вернутся во власть». А правозащитница Нана Какабадзе посетовала: «Режим Саакашвили до конца не оценен и осмыслен, и это беда. Когда Саакашвили называют политзаключенным, это и смешно, и грустно».

Точно такой же точки зрения придерживаются и более-менее независимые наблюдатели. В частности, основатель научно-исследовательского центра «SIKHA Foundation» (Тбилиси) политолог Арчил Сихарулидзе тоже раскритиковал сравнение Саакашвили с Че Геварой. Никакой Михо не Че Гевара, этот человек не готов к самоубийству и уж точно не готов самостоятельно выходить на баррикады, никакого госпереворота в Грузии не будет, заверил журналистов «Украина.ру» Сихарулидзе. И добавил: «Пока премьер-министром будет Ираклий Гарибашвили, Саакашвили будет сидеть в тюрьме. У нас».

И это очень похоже на правду. Премьер Гарибашвили действительно еще в конце октября сего года сказал: «В законе написано, что у человека есть право на самоубийство. Если человек решит убить себя, то он может убить себя, однако, конечно же, государство ответственность за это не возьмет». При этом премьер исключил досрочное освобождение Саакашвили и передачу его Украине, потому что это, по его мнению, будет означать, что «власть не уважает законов страны». И точно такой же точки зрения придерживается и президент Грузии Саломе Зурабишивили, которая исключила помилование своего революционного, но незадачливого предшественника.

И что самое интересное: не церемониться с предшественниками, потерявшими власть, – это часть политической традиции Грузии за время ее независимого постсоветского существования. В январе 1992 года был свергнут вооруженным переворотом первый президент Грузии Звиад Гамсахурдия. Бегство спасло его от расправы прямо во дворце. Но уже в декабре 1993 году он погиб при так и не выясненных до сих пор обстоятельствах.

Пришедший к власти в результате свержения Гамсахурдия глава, а потом и президент Грузии Эдуард Шеварднадзе очень быстро расправился с теми, кто привел его к власти, – командирами восставших грузин Джабой Иоселиани и Тенгизом Китовани. Шеварднадзе не убил их, но отправил на долгие годы в тюрьму, откуда они вышли уже старыми и больными людьми. Иоселиани умер в 2003 году, и могилу его периодически оскверняют. Китовани Шеварднадзе помиловал в 1999 году именно в связи с проблемами со здоровьем. Он сегодня еще жив, но в 2012 году вроде бы был лишен грузинского гражданства.

Пришедший к власти в результате «революции роз» (госпереворота) в 2003 году Саакашвили Шеварднадзе не убил (не дали охранники сделать это прямо во дворце), но еще 11 лет, до самой своей смерти в 2014 году, его держали подальше от политики. И саакашвилевцы, и те, кто их убрал от власти.

Зато Саакашвили, по мнению большинства специалистов в Грузии, безжалостно расправился с теми, кто помог ему захватить власть в ноябре 2003-го. В первую очередь – со своим другом и премьер-министром Зурабом Жвания, который вообще пригласил Михо вернуться в Грузию из США, где тот протирал штаны на грантоедстве. В феврале 2005 года Жвания вроде бы задохнулся газом во время известных секс-утех со своим якобы другом, замуполномоченного президента Грузии в регионе Квемо-Картли Раулем Юсуповым. То есть умер еще и опозоренным. А вот спикера парламента Нино Бурджанадзе в живых сохранил, но навсегда убрал из политики на маргинез. Сменщики Саакашвили поступили с Нино точно так же.

Так, спрашивается, зачем же нынешним властителям Грузии – режиму Зурабишвили – Гарибашвили – Бидзины Иванишвили (спонсора двух первых) – возвращать или оставлять в живых Саакашвили, если он и не скрывает, что рвется назад к «корыту»? В такой нищей стране, как Грузия, там и так уже тесно и не всем ништячков хватает в полной мере.

Упомянутый политолог Сихарулидзе высказал предположение, что если бы Саакашвили не валял ваньку, не бузил, не привлекал к своему делу международные силы, а позволил правящему грузинскому режиму сохранить политическое лицо, то его по-тихому могли бы передать Украине. Как ее гражданина. Типа для отсидки в украинской тюрьме. А в Украине его бы помиловали. И дело с концом.

Но дело-то в том, что Саакашвили действует по принципу «или все, или ничего». Он, как Эрнесто Че Гевара в Боливию в 1966 году, явился в Грузию делать революцию и возвращать себе власть. Настоящий Че Гевара партизанил до 1967 года и был предан боливийскими крестьянами на расправу режиму. Тот его и пристрелил без суда и следствия.

Крестьяне Боливии, которые предали Че Гевару на расправу через какое-то время начали почитать его как местного святого. А вот Саакашвили это, кажется, вряд ли свети. И не потому, что он пока еще живой. Но расчет на то, похоже есть. Важно только представлять, Михо сам себе выбрал жизненного аналога или это кто-то ему покинул такую идею извне, чтобы все было еще правдоподобнее, а жертва – если случится что-то совсем плохое с Михо – была еще сакральнее и символичнее? Грузию-то Запад больше из своих объятий не выпустит…

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий