Куда ведут поиски спасительной идеологии

Россия вот уже десятилетия живет без властной идеологии, которая бы показывала обществу цели и направления развития. Если чем и занимались в России, так похоронами либерализма, а вот с тем, что взамен, выходило не очень. За эту неподъёмную задачу найти русские смыслы взялся «Изборский клуб», который и стал организатором дискуссии с громким названием  «Переломное время: идеология, которая объединит нацию».

Экономическая стагнация, демографический кризис, дезориентированное население – все это, по мнению участников дискуссии, давно стало следствием отсутствия смыслов, цели и проекта развития России, как цивилизации и государства. И без разработки идеологии и смысла существования наследников Советского Союза Россия, по мнению участников дискуссии, топчется на месте, а то и сдает свои позиции. Именно эти задачи должна выполнить разрабатываемая идеология, эскиз которой мы услышали на дискуссии, в которой приняли участие также Сретенский Клуб, Всемирный Русский Собор, Зиновьевский Клуб и другие экспертные площадки России.

«Изборский клуб» взял на себя задачу представить основной доклад, который написал заместитель председателя Изборского клуба Виталий Аверьянов. Доклад назывался довольно пафосно: «Идеология Победы как национальный проект». Многие положения этого доклада не вызывали возражений. Либеральные установки, утрата моральных ценностей, угроза депопуляции в связи с новой теорией глобалистов, колониальное состояние России – все это представляет серьезную угрозу для России и чревато ее распадом и гибелью.

Согласна я и с тем, что Россия представляет особую цивилизацию, созданную уникальной историей и уникальным географическим положением. Но вот путь, который предлагают авторы доклада, выглядит пафосным идеализмом.

Автор предлагает опираться на «уникальные русские коды», которые спасают и спасут Россию. Сразу запахло той сказочной Россией, что звучит в музыке в операх-сказках Римского-Корсакова. Для опер все это своевременно, а вот для ХХI наивно и несерьезно. Перечислю эти коды, которые, как считает Аверьянов, спасут России:

«Код Труда Священного»: делает русского человека самым трудолюбивым человеком земли. И наш труд всегда одухотворен, он несет высокий смысл.

«Код Русского Чуда»: когда у народа не хватает сил, и он начинает клониться, его подхватывает чудесная сила и ведёт дальше к Священной Победе.

«Код Оборонного сознания»: поднимает нас на защиту своего государства, божественного идеала, что таится в нем.

«Код Общего дела»: артель, батальон, община, собор — всё это формы солидарности, они позволяют совершать невозможное».

Я бы все это назвала несвоевременными мыслями, уводящими нас в 19 век.

К сожалению, наша история знает и тяжелые поражения в войнах, такие, как поражение в русско-японской войне или в Крымской кампании 1853-1856 годов. Нашу соборность и «код Общего дела» положил на обе лопатки эгоистический индивидуализм, победивший в России в 1991 году.

Считать русских самыми трудолюбивыми людьми земли можно только в порыве необъективности и патриотической эйфории.

Да, безусловно, в русском народе есть особенные качества, только объясняются они не загадочными волшебными кодами, а историческим путем, который прошла Россия. Муравьиное трудолюбие китайцев сформировал естественный отбор, когда китайская семья могла выжить только трудом ее членов, стоящих по колено в воде и по одному росточку высаживающих рис.

Взрывную работоспособность русских сформировали жесткие условия короткой страды, когда огромными усилиями можно было вырвать у природы средства для выживания на длинную зиму.

История сохранила на русской земле только те поселения и общины, которые могли противостоять завоевателям и поработителям, шедшим и с Запада и с Востока. Это и сформировало фаталистическую стойкость в войнах, так присущую русским. Не зря же маршал Баграмян говорил: «Если в дивизии осталось меньше половины русских, её нужно расформировывать».

Но «чудесная сила» и «божественный идеал государства» не помогли солдатам во время Первой Мировой войны победить противника, потому что они не ощущали эту войну, как войну за справедливость. Не помогли эти коды и в русско-японской войне.

Общинность и коллективизм безусловно присущи нашему духу, и это тоже результат исторических испытаний и исторического пути. Ставить избу, промышлять рыбу на великих реках, осваивать землю подсечно-огневым способом можно было только сообща. Но как это можно проецировать на день сегодняшний, если элементарные профсоюзы нельзя организовать на капиталистическом предприятии, а любые формы общественной активности могут быть признаны незаконными и пресечены в любой момент? Или форма общинной деятельности может быть только в виде патриотических флешмобов в компании Сима-ленд?

Упор на «волшебные коды» и уникальность находится в непримиримом противоречии с идей России, как Ковчега. Самовозвеличивание и самовосхваление – не лучшая база для того, чтобы стать маяком в бурном море цивилизационного урагана. Народы и страны тянутся к тому, что может стать примером, а не к тому, что считает себя примером необыкновенного.

Конечно, в нашей истории был период, когда наша страна была этим самым маяком. Но это было не тогда, когда мы выпячивали свою общинность и несравненное трудолюбие, а когда наша страна была лидером в космосе, в мирных атомных технологиях, в научных изысканиях и справедливом всеобщем доступе к образованию и медицине. И то, что в нашей истории был такой период, дает нам надежду, что это возможно и в будущем.

В целом дискуссия не принесла удовлетворения. Наряду с толковыми и содержательными выступлениями Глазьева, Малинецкого и Баранова, было немало пафосных и многословных докладов, в которых с удовольствием использовали довольно неоднозначные термины «меритократия», «солидаризм», «корпоративизм», и прочие звонкие , но пустые фразы. От многих выступлений выступления за версту несло маниловщиной.

К сожалению, не услышали доклад сопредседателя Зиновьевского клуба директора Института ЕвраЗэс Лепехина, который был назван «Национально-цивилизационная идеология против государства корпорации». Название обещало запал острейшей содержательной дискуссии, однако модератор обошел докладчика в очередности, и представитель Зиновьевского Клуба не дождался возможности выступить. А жаль. Зиновьевский клуб аккумулирует огромный интеллектуальный и философско-исторический потенциал, и мог бы стать одним из базовых площадок для выработки настоящей идеологии будущей России.

Итак, подведу короткие итоги простого наблюдателя. Очень хорошо, что в России складывается понимание необходимости создания смыслов и целей для сохранения государства.

Хорошо, что есть понимание острейшего кризиса, в котором пребывает и российское общество, и российская экономика, и российская элита. Хорошо, что появился запрос на формирование национальной и государственной идеи, без которой невозможно не только развитие, но и само существование России.

Плохо, что не услышали главную претензию простого человека – Россия стала несправедливым государством, и это главная причина невозможности консолидировать общество в борьбе за его спасение. И есть какая- то идеология сегодня, то это идеология выживания простого человека. Плохо то, что форму общенациональной идеи стремятся сделать плоской и примитивной, скрыв ее примитивность за пафосными определениями.

В нашей истории был период, когда простой формулой пытались укрепить трескающийся каркас. Помните – самодержавие, православие, народность? Не нужно испытывать подобной простотой нашу историю еще раз.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий