Апокалипсис в лизинг. США пообещали передавать ядерное оружие другим странам

Заявление главы НАТО о передаче права применять американское ядерное оружие германским ВВС можно считать актом рождения принципиально нового с точки зрения права и военной стратегии класса вооружения – гибридного ядерного оружия.

Симметричным ответом России на это может стать развертывание аналогичного оружия в партнерстве. Например, с Ираном и КНДР. При этом просто постановка такого вопроса может резко снизить градус военной напряженности в Европейском регионе.

Ядерное оружие в лизинг

21 ноября 2021 года на сайте avia.pro прошла информация о том, что генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил: «Командование ВВС Германии получило одобрение от Пентагона использовать американское ядерное оружие, хранящееся на территории этой страны, в случае появления в этом необходимости».

Эта информация подтверждается NetEase, которое сообщает: «Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил в пятницу, что Германия будет участвовать в политике совместного использования ядерного оружия альянсом в будущем, то есть в случае кризиса немецкие истребители могут нести ядерное оружие США». При этом приводится прямая цитата из выступления Столтенберга: «Совместное использование ядерных материалов очень важно, в рамках этой договоренности союзники по НАТО работают вместе для обеспечения ядерного сдерживания».

Не отстает от главы НАТО и министр обороны ФРГ Аннегрет Крамп-Карренбауэр, которая сказала о возможности использования ядерного оружия против России. Это вызвало волну критики в ее адрес со стороны бундестага, где подобные высказывания были названы безответственными.

Надо отметить, что практические действия по подготовке ВВС стран Европы к применению его американских образцов были проведены уже достаточно давно. Еще в 2015 году, вскоре после воссоединения Крыма с Россией принято решение американского руководства нарастить в Европе потенциал тактического ядерного оружия. Предполагалось оснастить истребители F-16 и Tornado ВВС пяти неядерных стран НАТО – Бельгии, Нидерландов, Турции, Германии и Италии оборудованием, позволяющим применять ядерные бомбы B61-12. Переоборудование самолетов было завершено к 2018 году. Таким же оборудованием оснащаются все поступающие на вооружение этих и других стран Европы истребители F-35. Уже тогда было очевидно, что работы проводятся не просто так. Политические заявления о невозможности передачи ядерного оружия неядерным державам остались лишь информационными маскировками. Судя по заявлениям генсека НАТО и министра обороны ФРГ, этот момент наступил.

Ядерный гибрид на обломках ДНЯО

Предоставление Ирану Россией ядерных боеголовок для оснащения ракет в рамках создания гибридного российско-иранского ядерного оружия вполне осуществимо и также соответствует американской практике в Европе

Надо отметить, что тем самым Договор о нераспространении ядерного оружия фактически прекращает свое действие со стороны стран НАТО, прежде всего США. Они грубейшим образом нарушили все его основополагающие статьи и де-факто вышли из него, не объявляя этого официально. Начинать войны без их официального объявления – уже норма для Соединенных Штатов. Теперь аналогичным образом страны Запада поступают и с фундаментальными договорами в области глобальной безопасности. Указанные заявления руководителя НАТО заставляют по-новому взглянуть на давно существующую и распространенную американскую практику размещения своего ядерного оружия на территории других стран, которая теперь дополняется и возможностью его применения носителями неядерных государств. Фактически речь идет о качественном расширении спектра ядерных вооружений.

Ядерное оружие – это не только собственно боеприпасы разного типа, это и их носители. До настоящего времени оно рассматривалось как строго мононациональное – все его компоненты всегда имели национальную принадлежность одному государству, являющемуся ядерной державой. Нынешнее заявление военного руководства США и НАТО меняет положение дел – теперь ядерные боеприпасы могут принадлежать одной стране, а их носители – другой. То есть создается прецедент «интернационализации» ядерных вооружений. При этом все аспекты принятия решения, планирования и собственно применения такого интернационального ядерного оружия неизбежно будут существенно отличаться от таковых применительно к мононациональному.

Фактически появились веские основания констатировать, что с правовой, военно-стратегической и военно-политической точек зрения появляется новый класс ядерных вооружений, которые вполне логично назвать гибридным ядерным оружием. Его гибридность заключается в том, что боеприпасы принадлежат одной стране, а носители или места хранения – другой. Можно сказать, что заявление Столтенберга стало днем рождения этого принципиально нового с точки зрения права и военной стратегии класса вооружения.

Появление этого класса ядерных вооружений вполне укладывается в тенденцию «гибридизации» вообще современных войн и вооруженных конфликтов и может рассматриваться как ее естественное распространение из сферы противоборства с применением обычных вооружений на область ядерного противостояния. События в Сирии показали, что подобное уже произошло с химическими вооружениями. Похоже, что и нынешняя пандемия, если коронавирус имеет искусственное происхождение, может рассматриваться как аналогичное явление в области биологического ОМП.

Анатомия ядерных гибридных войн

Суть гибридных войн и вооруженных конфликтов состоит в том, что одна страна предоставляет вооружение, боеприпасы и иные компоненты материально-технического обеспечения вооруженной борьбы, а их «носителями» – бойцами иррегулярных или даже регулярных вооруженных формирований выступают представители другой страны.

В этом отношении ситуация аналогична передаче права применения ядерного оружия одной страны армии другой. Смысл гибридной войны заключается в том, чтобы вывести страну – владельца и поставщика вооружений одной из сторон военного конфликта из числа его участников. Тем самым такая страна минимизирует свои политические, имиджевые, военные и отчасти экономические потери, достигая порой весьма впечатляющих успехов.

Страна – владелец ядерных боеприпасов делегирует право их применения (естественно, под своим контролем) другой стране, делая ее участником ядерной войны, а сама остается в стороне, пожиная положительные результаты этой войны и не неся потери, обусловленные превращением своей территории в театр ядерного противоборства.

Отчасти аналогичный эффект возникает и при размещении ядерного оружия на территории других стран, но без предоставления им права на его применение со своих носителей. Ведь точно классифицировать, какую именно государственную принадлежность имеют носители, будет достаточно сложно, а значит, и у атакуемой стороны уверенность, что это ядерное оружие применяет именно страна, его владелец, может оказаться далеко не полной. При этом различными политико-дипломатическими и дезинформационными мерами, а также действиями в рамках оперативной маскировки эту уверенность можно вообще свести к нулю. Значит, у агрессора появляется надежда ограничить ядерный конфликт определенной территорией, не допустив его распространения на свою.

Фото: relrus.ru

Важным является правильное наименование национальной принадлежности гибридного ядерного оружия, поскольку это определяет ответные действия на его применение. Когда речь идет о ядерном оружии, все компоненты которого принадлежат одной стране, эта характеристика вытекает из названия этой страны: американское, британское, российское. В характеристике национальной принадлежности гибридного ядерного оружия должны найти отражение обе страны, владеющие его компонентами. Такое наименование несет в себе в качестве логичного и естественного следствия необходимость ответного ядерного удара по обеим странам – совладельцам ядерного оружия. Так, например, в случае, когда американские ядерные бомбы предполагается применять с германских самолетов, такое ядерное оружие должно иметь наименование американо-германское гибридное ядерное оружие. Соответственно ответный ядерный удар может быть нанесен не только по Германии, но и по США.

Если рассматривать ситуацию применительно к предоставлению права Германии использовать американские ядерные бомбы В-61-12 против России, то это означает, что США хотят руками Германии вести ядерную войну с превращением всей немецкой и части российской территорий в театр ядерной войны, сами оставаясь в стороне.

К этому надо добавить развернутые на территории Румынии и Болгарии группы самолетов F-15E, являющихся носителями ядерного оружия, наземные версии корабельных ВПУ Mk-41 на румынской территории, якобы предназначенных для размещения ракет ПРО, которые легко заменить на ядерные «Томагавки», и планируемое развертывание в Восточной Европе позиций перспективных американских БРСД. Арсенал американо-натовского гибридного ядерного оружия в Европе достаточно велик.

Такой шаг резко повышает риск возникновения ядерной войны в принципе, поскольку ее организаторы – американские и англосаксонские элиты, видимо, рассчитывают остаться в стороне и тем самым избежать немедленного уничтожающего и неотвратимого удара стратегическим ядерным щитом России. Однако провозглашение российской стороной факта признания существования гибридного ядерного оружия и решимости наносить ответные ядерные удары по всем его владельцам риск ядерной войны снижает, поскольку ее инициаторам станет понятно, что дело только территорией его размещения и странами, его применяющими, не ограничится. Ответному удару подвергнутся и владельцы ядерных боеприпасов. Вполне естественно, что признавать термин «гибридное ядерное оружие» никто не будет торопиться, особенно наши вероятные противники. Однако его появление и использование российской дипломатией и Вооруженными силами дает определенные преимущества, предоставляя некоторые дополнительные возможности для ответа на действия США и Запада.

В частности, вполне логичным становится вопрос о развертывании аналогичных ядерных вооружений российской стороной и ее союзниками. Именно такие действия можно считать симметричными в отношении Запада в ответ на развертывание ядерного оружия США на территории других стран и предоставление им права применять американские ядерные боеприпасы.

Судя по заявлениям наших высших руководителей, в качестве ответной меры предполагается ограничиться наращиванием российского тактического ядерного оружия (ТЯО) в районе западных границ. Между тем сама логика гибридного ядерного оружия свидетельствует, что такой ответ не является симметричным и не позволяет нейтрализовать возникающую угрозу, поскольку США без особых угрызений совести готовы пожертвовать Европой ради разгрома России. Поэтому парировать появление гибридного ядерного вооружения, в том числе американских БРСД и КРНБ в Европе, созданием ядерной угрозы собственно европейским странам недостаточно и неэффективно. Основную угрозу надо формировать против США.

Симметричный ответ России

Прежде всего стоит упомянуть асимметричный ответ, который может состоять в развертывании крылатых ракет большой дальности наземного базирования (КРНБ). Они после распада Договора ДРСМД не подпадают под Договор СНВ-3. Такие ракеты могут быть созданы на основе КРБД воздушного базирования Х-101 и Х-102 путем модернизации последних для применения с наземных ПУ и с увеличением их дальности до 8–12 тысяч километров.

Разместив группировку этих ракет в центральной части России вне зоны досягаемости БРСД наземного базирования и тактической авиации в Европе на высокомобильных носителях автомобильного или железнодорожного типа (а это будет несложно, ведь ракеты Х-101 и Х-102 имеют вес чуть более двух тонн – несопоставимо меньше самых малогабаритных МБР), возможно создание гарантированной угрозы территории США.

Учитывая отсутствие договорных ограничений на этот тип ракет, их можно развернуть в количестве 600–800 единиц, чего было бы вполне достаточно для сохранения потенциала сдерживания США в самых неблагоприятных условиях, а также иметь определенный резерв для решения иных задач. Использование КР с ядерной энергетической установкой (проект «Буревестник») в таком качестве не имеет смысла, даже в случае их успешного создания (в чем я сильно сомневаюсь) в силу большого веса и ожидаемой «космической» стоимости.

А в качестве симметричного ответа может быть развертывание Россией своего гибридного ядерного вооружения. Для этого необходимо выполнение ряда условий и требований.

Во-первых, оно должно иметь возможность достигнуть территории США и их верного союзника – Великобритании, которая, кстати, в качестве единственного образца вооружения своих ядерных сил имеет американские БРПЛ «Трайдент-II» D-5.

Во-вторых, страны, во взаимодействии с которыми предполагается развертывание гибридного ядерного оружия, должны быть в нем заинтересованы.

В-третьих, Россия должна иметь к границам этих стран гарантированную доступность, обусловленную военно-географическими факторами.

В-четвертых, элиты этих стран должны быть ориентированы именно на Россию, рассматривать ее как важнейшего гаранта их безопасности и суверенитета своих стран.

Этим требованиям сегодня отвечают, не считая некоторых стран постсоветского пространства, только две – Иран и КНДР. Куба и Венесуэла вполне могли бы стать партнерами России в развертывании гибридного ядерного вооружения. Однако они расположены слишком далеко. Попытка повторить операцию «Анадырь» в современных условиях заведомо обречена на провал, учитывая возможности современных средств разведки. Между тем КНДР ориентируется на Россию настолько, что лидер этой страны однажды заявил: в случае нападения на Россию его страна выступит на нашей стороне против агрессора. Иран также заинтересован в получении доступа к современным ядерным вооружениям. Вариант гибридного российско-иранского ядерного оружия ему может быть интересен.

Следуя американской модели – ядерные боеприпасы наши, а носители европейские, Россия в рамках развертывания гибридного российско-северокорейского ядерного арсенала вполне могла бы разместить на территории КНДР некоторое количество современных ядерных кассетных боевых частей. В дальнейшем, подобно США, которые передают неядерным странам Европы новейшие самолеты, адаптированные для применения новейших американских бомб В-61-12, мы могли бы поставить вопрос о передаче КНДР некоторых образцов современных российских межконтинентальных БР, например, на мобильном шасси.

Иран имеет вполне современные высокоточные БРСД с кассетными боевыми частями, великолепно показавшими свою эффективность при ударах по американским базам на Среднем и Ближнем Востоке. Предоставление Ирану Россией ядерных боеголовок для оснащения этих ракет в рамках создания гибридного российско-иранского ядерного оружия вполне осуществимо и также соответствует американской практике в Европе. Никто не мешает рассмотреть вопрос о поставке Ирану российских МБР с российским личным составом, как это делают США, планируя развернуть БРСД на территории стран Европы в непосредственной близости от российских границ. А шагом, аналогичным поставкам истребителей, оснащенных оборудованием для применения американских ядерных бомб, неядерным странам НАТО, может стать предоставление Ирану МБР в обычном снаряжении, но с возможностью размещения на них ядерных боеголовок.

В обоих случаях при этом должны быть соблюдены все технические и правовые условия, исключающие несанкционированное со стороны России применение этих вооружений.

Я уверен, что дело до практической реализации рекомендаций не дойдет. Сама постановка на повестку дня таких вопросов заставит наших западных «партнеров» радикально пересмотреть всю их ядерную (а возможно, и общую) политику в отношении России в сторону ее разворота в более дружественную.

Константин Сивков, заместитель президента РАРАН по информационной политике

  • Источник

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий