Американский СПГ не греет Европу и Украину. Большое газовое фиаско Байдена-Хохштайна

Джо Байден просто не мог не пойти на газовую сделку с Ангелой Меркель, давшую зеленый свет «Северному потоку-2». Ведь с точки зрения интересов США бывший вице-президент полностью завалил работу на «газовом фронте», которую ему поручил лично Барак Обама и Демократическая партия.

В 2014 году, когда на майдане еще не остыли полыхавшие декорации «революции достоинства», Госдеп США начал реализовывать план «энергетической независимости» Украины. Суть её заключалась в том, чтобы снизить зависимость от российского трубопроводного газа, заместив его американским сжижженным газом (СПГ). И не только Украину, но в перспективе и всю Европу. Этот газовый разворот в сторону Атлантики должен был лишить смысла «Северные потоки».

Так, уже в марте того года вице-президент Байден, находившийся с визитом в Польше, обсудил с премьер-министром Дональдом Туском возможность реверсных поставок газа на Украину. И от нового премьер-министра Арсения Яценюка вице-президент потребовал немедленно приступить к замещению прямых поставок газа из России – на реверсные из Восточной Европы. Однако реверс – тот же российский газ и нужна была масштабная стратегия, способная покончить с углеводородной экспансией России. В качестве стратега он привлек бизнесмена и лоббиста нефтегазовый компаний Амоса Хохштайна, который в 2011 году начал работать под крылом Госдепа на Бюро энергетических ресурсов.

Хохштайн представил начальнику «Балканскую стратегию» — план по созданию крупных газовых хабов на Балканах, которые запитают американским СПГ всю Восточную Европу и, конечно, Украину. В качестве «якорных» были выбраны проекты по строительству терминала регазификации на острове Крк в Хорватии, болгарско-греческого СПГ-терминала Александруполис, а также развитие польского газового хаба с терминалом в городе Свиноустье. Последний должен был стать частью концепции ГТС Vertical Gas Corridor, которая с юга на север соединит Болгарию, Грецию, Румынию и Венгрию. Этот «вертикальный» коридор должен был срезать «горизонтальные» поставки российского газа в Европу.

Для газовой «конкисты» Хохштайна было даже запущено целое геополитическое объединение – «Инициатива трёх морей» или «Триморье», призванная объединить двенадцать стран в Центральной и Восточной Европе, в том числе в сфере энергетики. И принципиальным здесь является выход к Адриатическому, Балтийскому и Чёрному морям, где и должны были расцвести новые газовые хабы. Эдакий «газовый кордон», отделяющий Россию от Западной Европы. В 2017 году инициативу поддержал Дональд Трамп, сохранив кадра Байдена – Хохштайна – во главе газовой геополитики.

В 2019 году газовая стратегия Амоса обещала праздник и на украинской улице. В августе того года Украина, США и Польша подписали соглашение «О сотрудничестве с целью укрепления региональной безопасности поставок природного газа». Документ предусматривал увеличение восточноевропейского импорта СПГ из США и развитие необходимой транспортной инфраструктуры.

Под это дело еще в 2018 году оператор польской ГТС Gaz-System начал расширение мощностей терминала Свиноустье под растущие поставки СПГ. Чтобы усилить свое влияние на украинском рынке, Варшава активно продвигала проект строительства газопровода-интерконнектора, который должен был соединить украинскую и польскую ГТС. В Киеве также неоднократно грозились построить и собственные СПГ-терминалы, однако тут нефтегазовый капитал сразу провел «красную линию»: если Киев найдет деньги – терминалы построят. В крайнем случае – партнерство под гарантии Брюсселя с кредитами от ЕБРР или деньгами Еврокомиссии, как в случае с хорватским терминалом. Однако в Брюсселе тему замяли, потому что Украина – перспективный рынок сбыта СПГ из Польши и реэкспорта газа из Венгрии, и Брюссель не хотел лишних ссор в Восточной Европе.

К 2021 году много воды утекло. За прошедшие семь лет попыток отмобилизовать нефтегазовых гигантов на реализацию «Балканской стратегии» — успехи оказались скромными. У инвесторов никак не сходилась экономика проектов из-за действующих газопроводов из России. Не говоря о разнице цен на сжижженный и трубопроводный газ не в пользу СПГ. Кроме того, Германия все эти годы активно вела работу над «Северным потоком-2», а Турция дала добро на «Турецкий поток». А в довесок к этому Азербайджан и Турция строили «Трансанатолийский газопровод» (TANAP), оставляя всё меньше места СПГ из США.

Госдеп прилагал много усилий, чтобы сподвигнуть инвесторов на участие в «вертикальном» газовом коридоре на основе американского СПГ. Еврокомиссия в 2017 году даже выделила более 100 миллионов евро на строительство хорватского терминала. Однако все проекты затягивались и время работало против США. В это же время Германия предательски форсировала «Северный поток-2». Госдеп, со своей стороны, как мог обкладывал санкциями газопровод, выигрывая время для СПГ-проектов. Однако даже рьяные санкции эпохи «друга России» Дональда Трампа – не помешали достройке проекта. Хотя отсутствие у России собственных трубоукладчиков на момент введения санкций против европейских судов такого типа – помогли американцам выиграть целый год.

Впрочем, год, украденный у России, не сильно помог буксующей «Балканской стратегии». Терминал в Хорватии удалось запустить только 1 января 2021 года. Его годовая мощность – 2,5 млрд. кубометров. Этот газ хорваты планировали экспортировать в том числе в Венгрию. Однако с запуском «Турецкого потока» венгры подписали прямой контракт с Газпромом на 4,5 млрд. кубов в год, отводя хорватскому терминалу второстепенную роль. Еще хуже дела у греческого терминала Александруполис. Там годовая мощностью посолиднее — 5,5 млрд. кубометров в год, однако его планируется запустить только в 2023 году.

Главный просчёт в стратегии Байдена-Хохштайна заключается в том, что нефтегазовый капитал не заинтересован в прямой конкуренции с трубопроводным газом и строит СПГ-терминалы, ориентированные на те рынки, куда не дотягивается труба. Кроме того, поставщикам СПГ выгоднее работать на биржевой основе, торгуя меньшими объемами, но срывая куш на ценовых пиках. Как это происходит сейчас, когда американские танкеры, плывшие в Китай – разворачиваются в сторону ЕС из-за более выгодных цен. И СПГ-производители всегда будут следовать конъюнктуре, вынуждая Европу и, конечно же, Украину – докупать этот газ по заоблачной цене.

Но это не всё. В газовом провале Байдена сыграл роль еще и фактор коррупции. Вице-президент очень громко зашкварился в эпизоде с компанией Burisma Николая Злочевского, ставшей синекурой для Хантера Байдена. Нефтегазовый капитал, делавший ставку в 2016 году на республиканцев, не хотел активничать в проектах Хохштайна и его босса, погрязших в украинских разборках. Американское газовое лобби сделало ставку на Дональда Трампа.

Провалив «Балканскую стратегию», Байдену пришлось идти на компромисс с Меркель, которая требовала от США гарантий энергетической безопасности. И раз СПГ-эпопея Хохштайна не сработала так, как задумывалась, то Берлину не составило труда убедить президента США в том, что Европе ничего не остается, кроме запуска «Северного потока-2». А текущие проволочки, связанные с регистрацией оператора проекта в Германии, могут сдвинуть дату запуска газопровода, однако едва ли могут остановить процесс, потому что альтернативные каналы поставок так и не были выстроены. И это большой провал Байдена, который вместо решения стратегических задач – погряз на Украине в махинациях и скандалах.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий