Фукуяма объявил конец американской гегемонии. «США переоценили эффективность военной силы»

Политолог Фрэнсис Фукуяма, объявивший после падения СССР о конце истории в начале 2022 года провозгласил конец американской гегемонии. Об этом он написал в своей статье в журнале The Economist.

На столь громкий вывод Фукуяму сподвигли события 2021 года. Бегство проамерикански настроенных афганцев из Кабула, вывод войск США, триумфальный вход талибов — все это, по версии Фукуямы, лишь предварительный итог многолетней политики, которой придерживались американцы последние пару десятков лет. В последний раз, отмечает эксперт, США испытывали такое унижение лишь в 1975 году, когда выводили свои войска из Вьетнама.

«Эта страна еще много лет будет оставаться великой державой, но насколько она будет влиятельной, зависит не от ее внешней политики, а от способности решать собственные внутренние проблемы. Пиковый период американской гегемонии длился менее 20 лет: от падения Берлинской стены 1989 до финансового кризиса 2007-2009 годов. Страна доминировала во многих властных аспектах – военном, экономическом, политическом и культурном. Вершиной американской гордыни стало вторжение в Ирак в 2003 году, когда Соединенные Штаты надеялись трансформировать не только Ирак и Афганистан (вторжение в которое произошло двумя годами ранее), но и весь Ближний Восток. Америка переоценила эффективность военной силы для воплощения глубочайших политических конфигураций, в то же время недооценив влияние собственной экономической модели свободного рынка на глобальные деньги. Десятилетие закончилось тем, что ее войска погрязли в двух войнах против повстанцев, а также финансовым кризисом, подчеркнувшим неравенство, вызванное глобализацией под руководством Америки», — пишет эксперт.

Гегемония США заканчивается с ростом иных центров влияния, к которым Фукуяма относит Китай, Россию, Индию и Европу. В условиях растущей многоплярности вернуть статус гегемона будет очень непросто, если вообще возможно.

«Американское общество глубоко поляризовано, и ему трудно найти консенсус относительно почти чего угодно, — объясняет свой вывод Фукуяма. — Эта поляризация началась с обычных политических вопросов, например налоги и аборты, но с тех пор переросла в ожесточенную борьбу за культурную идентичность. Обычно большая внешняя угроза, вроде глобальной пандемии, должна побуждать граждан объединиться и вместе дать отпор. Но коронакризис скорее усугубил разногласия в Америке, ведь социальное дистанцирование, ношение масок и вакцинация рассматривались не как меры здравоохранения, а как политические маркеры. Эти конфликты распространились на все аспекты жизни — от спорта до брендов потребительских товаров, которые покупают красные и синие американцы».

Поляризация напрямую повлияла на внешнюю политику. Во время президентства Барака Обамы республиканцы заняли ястребиную позицию и ругали демократов за российскую «перезагрузку» и якобы наивность по отношению к Владимиру Путину. Однако после четырех лет власти Трампа, примерно половина республиканцев считает, что демократы представляют даже большую угрозу для американского образа жизни, чем Россия.

Вместе с тем Фукуяма отмечает консенсус в американской элите относительно Китая, который рассматривается как более опасный для США международный игрок, чем Россия. «Более очевидный консенсус существует в отношении Китая: и республиканцы, и демократы соглашаются, что он представляет угрозу для демократических ценностей. Но пока это только затягивает Америку [еще дальше]. Если Тайвань подвергнется прямой атаке со стороны Китая, то станет для американской внешней политики гораздо большим испытанием, чем Афганистан. Будут ли Соединенные Штаты готовы жертвовать своими сыновьями и дочерьми ради независимости этого острова? Или еще так: действительно ли они рискнут пойти на военный конфликт с Россией, если та вторгнется в Украину? Это серьезные вопросы, на которые затруднились ответить, но аргументированная дискуссия об американских национальных интересах, вероятно, будет вестись в первую очередь с учетом того, как это влияет на борьбу двух основных партий», — говорится в статье Фукуямы.

Фукуяма дал совет Джо Байдену так перераспределить ресурсы, чтоб наладить сотрудничество с союзниками и не потерять влияние среди них, а также проводить политику сдерживания геополитических соперников.

По его мнению, за год правления самым большим политическим провалом администрации Байдена стало именно падение прозападного правительства Афганистана. Но, как уверяет сам Байден, сделано это было для того, чтобы сосредоточиться на решении больших вызовов со стороны России и Китая.

«Соединенные Штаты вряд ли вернут себе прежний статус гегемона, и стремиться к этому не стоит. На что они могут надеяться, так это вместе со странами-единомышленниками поддерживать мировой порядок построенный на демократических ценностях. Но сила США будет зависеть от того, восстановятся ли чувство национальной идентичности и понимание миссии США внутри страны», — заключает Фукуяма.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий