Неонацистская Украина-2021: развал СССР был рождением независимости

30-летие распада нашей бывшей общей Родины — СССР — на Украине в прошлом месяце постарались демонстративно «не заметить»: дескать, умер Максим, ну и чёрт с ним.

И связано это не только с тем, что Украина имеет особые «заслуги»: она – единственная республика Союза, которая не только объявила о свей независимости 24 августа 1991 года, но и 1 декабря того же года подтвердила ее на всеукраинском референдуме.

На том референдуме августовский «Акт провозглашения независимости Украины» поддержало 90,32% пришедших к урнам для голосования. При явке 84,18% из 37,885 млн. жителей республики, имевших право голоса. Это очень высокий результат. Хотя к тому времени из всех республик СССР Литва уже была признана независимой: 11 марта 1990 года Верховный Совет ЛССР издал закон о переименовании государства в Литовскую Республику и провозгласил акт о восстановлении независимости Литвы, а 6 сентября 1991 года Государственный Совет СССР признал эту независимость и фактически отпустил Литву восвояси. Повторяю: еще при «живом» СССР.

В том Госсовете СССР по должности был председатель Верховного Совета УССР Леонид Кравчук, который, похоже, тогда и определился с будущим. Но очень боялся и, стараясь угодить всем и разделить ответственность с кем угодно, осторожничал, что потом стало его главной чертой поведения, как политика. Практически все обратили внимание на то, что ни «Акт провозглашения независимости Украины» от 24 августа 1991 года, ни вопрос референдума о его подтверждении 1 декабря 1991 года не содержали прямого утверждения о выходе Украины из СССР.

Да и решение (декларацию) о прекращении деятельности СССР в связи с образованием Содружества Независимых Государств (СНГ) 26 декабря 1991 года принял Совет Республик Верховного Совета СССР, который был образован законом СССР № 2392-1 от 5 сентября 1991 года, но не был предусмотрен действующей тогда Конституцией Союза. То есть не совсем легитимные люди распустили очень легитимное государственное образование. И первый президент независимой Украины, все тот же Кравчук очень боялся последствий этого шага, потому что только19 июня 1992 года подписал закон о полном исключении упоминаний об СССР из Конституции Украины 1978 года, которая с изменениями действовала в Украине до 18 июня 1996 года.

Но не суть. Единственным заметным событием, посвященным 30-летия распада СССР стал документальный фильм-расследование (почти 3,5 часа времени) скандально известного журналиста Дмитрия Гордона «Как развалили Советский Союз. Правда, которой не знал никто». Это фактически нарезка фрагментов из интервью разных лет, в которых выступили участники и свидетели распада СССР, начало которому было положено 8 декабря 1991 года в белорусской Беловежской пуще подписанием первого соглашения о создании СНГ, в которое вошли для начала Белоруссия, Россия и Украина.

Дополняя, уточняя и порой опровергая друг друга, свой взгляд на это событие, выступали первый и единственный президент СССР Михаил Горбачев, четверо из подписантов беловежского соглашения – спикер Верховного Совета Белоруссии Станислав Шушкевич, президент и премьер-министр Украины Леонид Кравчук и Витольд Фокин и вице-премьер и Госсекретарь России Геннадий Бурбулис, а также Александр Коржаков, начальник личной охраны президента России Бориса Ельцина. Еще дав подписанта – упомянутый президент Ельцин и премьер-министр Белоруссии Вячеслав Кебич уже умерли, но и при жизни они, как известно, побрезговали общаться с «расследователем» Гордоном.

Ничего нового ни к общеизвестным фактам распада СССР, ни к обстоятельствам подписания документа в Беловежской пуще, ни к отношению подписантов и Горбачева к самому факту развала страны и документу о нем этот фильм не привнес. Но фильм, тем не менее, показателен тем, что он явился типичным подтверждением фундаментального и основополагающего отношения правящей украинской элиты к самой этой дате на протяжении всех 30 лет: развал СССР – это рождение независимости Украины, которая сознательно, системно и последовательно якобы «валила» Союз, реализуя, разумеется, «вековую мечту украинского народа о своем государстве».

Кроме Горбачева, об этом же со знаком «плюс» говорили о своих странах Шушкевич, и Бурбулис с Коржаковым. Но Кравчук с Фокиным и подвели под это теоритическую базу, и показали, что тогда в украинкой партхозноменклатуре было как минимум два подхода к независимости своей республики. И Кравчук, и Фокин говорили о сохранении тесных политико-экономических и духовно-культурных связей с Россией и прочими республиками бывшего Союза. Но Кравчук тогда боялся и сейчас боится России, а Фокин и тогда, и сейчас видит в связях с Россией спасение для падающей в кризисную пропасть Украины.

Но краеугольная суть оценки и отношения к развалу СССР в Украине ясна: он должен был распасться, а Украина должна была его развалить. Что она, собственно, и сделала, проведя референдум о независимости. А он – ключевое событие, положившее начало созданию современного независимого украинского государства: его результаты заложили начало международного признания Украины другими странами, после чего формальные признаки государственности, имевшиеся у УССР (границы, собственное министерство иностранных дел, членство в ООН и других международных организациях), наполнились реальным содержанием. И возникла нынешняя Украина.

Именно об этом же говорили и украинские эксперты, которые были задействованы в рамках спецпроекта, посвященного 30-й годовщине распада СССР и организованного российским интернет-ресурсом «Лента.ру» с красноречивым названием «У всех была каша в головах» 30 лет назад руководство СССР попыталось сохранить страну. Что помешало спасти Союз?». Представители Украины и «рассказали о надеждах и переживаниях, сопровождавших крушение единой страны, о восприятии советского опыта с высоты сегодняшнего дня и перспективах интеграционных проектов на постсоветском пространстве спустя 30 лет раздельной жизни».

Вот их оценки. Они полностью отвечают настроению граждан Украины и 30 лет назад, и сейчас.

Олег Долженков, доктор политических наук, профессор (Одесса): «Советские люди в своей массе поругивали власть и ее политику, но желали скорее исправления недостатков, чем полного демонтажа системы, не говоря уже о развале страны. Почти никто не хотел распада, и вместе с тем он произошел. Наверное, одна из причин в том, что вопрос демократизации и целостности страны оказался намертво спаян в советских мозгах (а других мозгов после 70 лет советской власти и не было). Административно-командная система была сочтена неприемлемой, и одной из важных составляющих этой неприемлемости была централизация власти. Пусть республики сами решают – это же и есть демократия. Вот такие рассуждения тогда были в массовом ходу, тогда советским людям они тоже казались довольно логичными. Противоречиво? Наивно? Да. У всех тогда была каша в головах, исключений не было».

Вячеслав Чечило, политолог, главный редактор издания «Capital.ua» (Киев): «…В 1991 году у нас тут был очень популярен миф, что Украина – это вторая Франция. И довольно долгое время все верили, что «догнать и перегнать Европу» – это вполне достижимая задача. Отрезвление пришло лишь через несколько лет. …В России пытались найти выход через политические и экономические реформы. На Украине и в других республиках, в свою очередь, было очевидное и «простое» решение – отделиться. Представлялось, что в таком случае ситуация улучшится сама собой – благодаря экономическому потенциалу и благодаря трудолюбию украинского народа. Ни первое, ни второе почти никем сомнению не подвергалось. …Многие украинцы, особенно так называемые патриоты, считают главным наследием СССР «совок в головах». Под это определение подпадает все негативное, что есть в общественной жизни страны. В этом плане СССР продолжает существовать как политический фактор – в качестве такого козла отпущения. Наследие СССР на Украине в целом рассматривается как нечто негативное. В основном лишь старшее поколение ценит те достижения социализма, которые мы потеряли за 30 лет, ценит дружбу народов, причастность к большому и сильному государству. Среднее поколение перекладывает на СССР свои неудачи. А для молодежи СССР – это уже пустое место, мало значащий набор букв с негативной коннотацией. Вряд ли это уже можно изменить, да и нет силы, которая ставила бы целью это сделать».

За последние 30 лет в Украине, похоже, выработаны две тенденции в походах к истории СССР и две линии поведения, которые современная украинская историография будут навязывать и собственной стране и ее окружению. Они будут актуальны с учетом того, что в следующем году СССР мог бы отпраздновать 100 лет со для своего основания 30 декабря 1922 года.

Во-первых, историки Украины на службе государства в утверждении нового украинского же мифотворчества будут делать все, чтобы затушевать участие в создании СССР, собственно, Украины, которая была одной из четырех республик, которые и решили объединиться в Союз.

Во-вторых, будет сделано все, чтобы граждане Украины «забыли» то, что Украина получила, создав СССР, и получала, пребывая в его составе на главных ролях. А это и огромные территории, и десятый по мощности потенциал Европы на момент распада Союза, и теснейшие связи как с Россией. Так и со всеми остальными республиками-«сестрами».

А все потому, что это нарочитое «забвение» – один из главных мифов не только современной историографии, но и идеологического каркаса построения всего как бы независимого Украинского государства, взявшего сегодня курс на разрыв с Россией и наследием СССР и на интеграцию в западное сообщество.

В 2006 году в Украине при ее правительстве был создан Украинский институт национальной памяти (УИНП) – госорган, который должен отвечать и за «украинское национальное возрождение», и за новое идеологическое обоснование самого существования независимой Украины. И метод был найден. Это подмена исторических понятий, основанная на искажениях исторической действительности и реальной памяти о ней.

По инициативе УИНП и его руководителя Владимира Вятровича уже к 2015 году были разработаны и приняты четыре закона: «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов на Украине и запрете пропаганды их символики», «О правовом статусе и памяти борцов за независимость Украины в XX веке», «Об увековечении победы над нацизмом во Второй мировой войне 1939-1945 годов» и «О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического тоталитарного режима 1917-1991 годов». Их смысл и назначений упомянутый Вятрович указал предельно четко: «Наша задача – чтобы совок не возродился в будущих поколениях».

Эти документы и узаконили логически связанную идеологическую и практическую цепочку предпринятых шагов: национальное возрождение началось с тотальной декоммунизации, та плавно перешла в десоветизацию, а сейчас, когда декоммунизировать и десоветизировать уже почти ничего, вылилась и сейчас трансформируется в деколонизацию, которая уже подается и навязывается в виде дерусификации, перерастающей в русофобию. Неонацистскую, откровенную злобную и системно и агрессивно целенаправленную.

При Вятровиче УИНП опубликовал список, в который вошли 520 исторических личностей, чья деятельность подпадает под действие закона «о декоммунизации» и чьи имена должны исчезнуть из географических названий Украины. «Отсюда надо и начать старт деколонизации, уничтожить легенды об общности украинцев и русских», – заявил тогда Вятрович о главной задаче и цели.

Нынешний глава УИНП Антон Дробович в 2019 году при новом президенте Владимире Зеленском стал достойным наследником Вятровича, полностью с ним согласен, но планомерно выполняет поставленную задачу. В феврале уже 2020 года рассказал о планах УИНП провести «креативную декоммунизацию» в стране. И тоже перевести ее в деколонизацию и дерусификацию. Памяти об СССР в этой схеме места нет.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий