Неограниченный контингент

На прошедшем совещании глав государств-членов ОДКБ были подведены промежуточные итоги операции миротворческих сил блока по наведению конституционного порядка и отражению террористической угрозы в Казахстане.

И, несмотря на то, что западные партнёры России и её союзников были крайне удивлены оперативностью и эффективностью наших миротворцев, за считанные часы прибывших и произведших развёртывание в заданных точках, сами руководители стран ОДКБ в эйфорию не впадали.

Более того, российский лидер Владимир Путин выступил с идеей, которая вполне претендует на сенсационность. Президент России предложил ввести военные контингенты Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) во все государства, состоящие в союзе, дабы предотвратить раскачивание ситуации.

«Лучше заранее ввести войска ОДКБ во все страны альянса и разместить их на стационарных военных базах. Так быстрее можно решать возникающие локальные проблемы, если что. В частности — предотвращать цветные революции, нейтрализовывать использование майданных технологий, не допускать раскачивания ситуаций», — пояснил своё предложение Владимир Путин.

Зная Путина, как довольно сдержанного политика, не склонного к авантюрам, невозможно предположить, что высказанная им мысль стала результатом внезапного экспромта. Наверняка она была предварительно согласована с коллегами по оборонному союзу. А раз так, то необходимо разобраться, в чём смысл подобного предложения? Каковы пути его реализации? И, главное, зачем это нужно самой России?

Начнём с очевидного. Неудачная попытка осуществить в Казахстане сценарий очередной цветной революции наглядно показала, что риск возникновения таких вот майданов всё ещё достаточно велик. Украинский урок впрок, видимо, не пошёл и вакциной от майданной дури не стал. Впрочем, это было понятно ещё в Белоруссии полтора года тому назад.

При этом на самом деле совершенно не важно, насколько высок или низок реальный уровень жизни населения той или иной республики – поводы для недовольства найдутся всегда. И для большого пожарища достаточно даже маленькой искры типа внезапно выросших цен на СПГ. Ведь за тридцать лет на фоне своих среднеазиатских соседей Казахстан выделялся и спокойствием, и видимым благополучием. Недаром даже в Кремле признали, что казахские события застали их врасплох (а уж насколько более внимательно после 2014 года российские спецслужбы стали мониторить все подобные проявления и у себя дома, и у ближайших соседей, говорить, полагаю, не стоит).

Кроме того, судя по всему, методичку Шарпа по организации цветных революций изучили вдоль и поперёк все заинтересованные лица, и с той, и с другой стороны. Все эти хорошо обученные боевые бригады, заводилы в красных куртках, чёткость и слаженность действий «майданщиков», ещё раз продемонстрированные во время событий в той же Алма-Ате, не оставляют сомнений, что сам майдан готовился очень тщательно и загодя. Ну а поводом для «народной революции», как уже было сказано выше, может стать что угодно. Так что потенциальным заговорщикам достаточно лишь запастись терпением.

Ну и последнее, если из событий и в Белоруссии, и в Казахстане и был вынесен какой-то урок, то лишь тот, что никакого иного лекарства против майданов, этой революционной чумы XXI века, кроме грубой, но решительной силы, просто нет. Во всяком случае пока. А стало быть, сила эта всегда должна быть под рукой.

Теперь, что касается вариантов реализации идеи Путина. Важно подчеркнуть, что президент России предложил создать на территории стран ОДКБ военные базы самого блока, а вовсе не российские. То есть, вполне можно предположить, что после принятия такого решения, к примеру, в той же Армении будут располагаться десантники из Белоруссии и Казахстана, а не из России, с тем, чтобы, во-первых, не дублировать имеющуюся уже базу в Гюмри, а во-вторых, не давать лишних поводов местным национал-озабоченным элементам использовать заезженную пластинку о «русской оккупации».

Также вполне вероятно и создание неких сводных бригад под командованием представителей ВС государств ОДКБ, которые и будут размещаться на территории стран-участниц. Насколько ограниченным может быть такой контингент – вопрос договорённостей. Волне допускаю, что при определённых обстоятельствах никаких ограничений может не быть вовсе.

Таким образом, параллельно с усилением мер безопасности решается и ещё одна задача: укрепление связей между странами и народами, как внутри самого ОДКБ, так и в структурах иных объединений, в которые они входят (ЕАЭС, СНГ, ШОС и другие).

Ну и, наконец, зачем это всё России? Тут есть сразу несколько аспектов. Во-первых, экономический. Не секрет, что на постсоветском пространстве довольно бурными темпами возрождается кооперация между бывшими республиками Союза, ныне независимыми государствами. И выпадение из производственной цепочки любого из элементов может стать если и не фатальным, то, тем не менее, иметь весьма серьёзные последствия.

Этого, естественно, никто не хочет. Наоборот, всем нужны стабильность и предсказуемость, особенно когда на кону миллиарды. Да и вообще, деньги любят тишину. Это только дядюшка Сорос профессионально зарабатывает на цветных революциях, остальные занимаются реальным бизнесом.

Во-вторых, это вопрос внутрироссийской безопасности. Вопрос настолько очевидный, что не требует специального разъяснения. Совершенно понятно, что если у соседа полыхает, то риск того, что пожарище перекинется и к тебе, слишком велик. Да и жить с постоянным запахом гари в воздухе занятие малоприятное.

Ну и в-третьих, аспект политический. Россия уже не просто заявляет о наличии у неё некой сферы влияния и чертит красные линии, она планомерно закрепляет своё присутствие в регионах своих жизненно важных интересов, в том числе и через усиление военной составляющей.

Да и с учётом всё более возрастающей вероятности противостояния с Западом, в том числе и силового, максимальная мобилизация всех союзников становится важнейшим приоритетом.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Добавить комментарий