b9acb275a39dd5b7

В России построят сверхмощный ледокол «Лидер», чтобы ближе стали природные богатства Арктики

О том, какой собираются построить в России сверхмощный атомный ледокол Владимиру Путину сегодня доложил глава «Росатома» Алексей Лихачев.

Почему это важно: кроме России, атомных ледоколов нет больше ни у одной страны. Так сложилось исторически. Самый короткий путь на Дальний Восток — наш путь, Северный морской. Первый советский атомный ледокол «Ленин» был спущен на воду 59 лет назад. Это тоже история. А какова современность? Ледоколы с одним реактором, «Таймыр» и «Вайгач». Один проект, финская постройка, при температуре до минус 50 ломает лед толщиной почти два метра. По два реактора у ледоколов «Ямал» и «50 лет Победы», он на сегодняшний день крупнейший в мире. Минувшим летом корабль около полутора тысяч миль через толщу льдов и прибыл на Северный полюс.

В следующем году флот получит первый из трех новых ледоколов. Называется «Арктика», два остальных «Сибирь» и «Урал». Они смогут ходить и по Северному морскому пути, и по устьям полярных рек. Их строят на Балтийском заводе.

В минувшем году во время «Прямой линии» Владимир Путин пообещал Балтийскому заводу, где строят эти корабли, новые заказы. Сначала аналогичные «Арктике». И в планах совершенно другого класса ледокол, еще мощнее. Но и задачи перед Россией стоят более серьезные. Закрепиться в Арктическом регионе. Под морским дном скрыты гигантские природные ресурсы. Их освоение — отдельная работа. А вот вывезти все добытые богатства дешевле всего по воде. Тут и пригодятся новейшие ледоколы, чтобы прокладывать путь кораблям в любую погоду и при любой обстановке на море.

Ледоколы — важное, но, конечно, не единственное направление работы «Росатома».

Так в конце сентября 2017 года на воду спускали второй из ледоколов проекта 22220 — «Сибирь». Очередь третьего — «Урала» — в этом году. Столь масштабного пополнения в ледокольном флоте нашей страны не было уже несколько десятилетий. Но и это лишь начало. Для освоения Арктики требуется еще больше кораблей. Именно с этой темы президент и начал встречу с главой «Росатома».

«Алексей Евгеньевич, хотел бы с Вами поговорить об инвестпрограмме компании, а начать прошу с планов строительства атомного ледокольного флота», — обратился президент к главе «Росатома».

«Нам необходимо обеспечить перевозку, начиная с 2030 года, не менее 70 миллионов тонн в год на восточном направлении на растущие рынки Юго-Восточной Азии. Это требует от нас добавления к трем уже строящимся универсальным ледоколам мощностью 60 Мегаватт на Балтийском заводе еще двух универсалов и принятия на рубеже 2018–2019 годов решения о строительстве ледокола нового поколения», — сообщил Алексей Лихачев.

«Лидер», — уточнил глава государства.

«Ледокола „Лидер“ мощностью 120 Мегаватт, кратно превышающей действующий. Объем инвестиций нарастает, за последние шесть лет он вырос примерно на 20%, при этом собственно доля бюджетных инвестиций упала с 40% до 24%», — рассказал глава «Росатома».

«Лидер» — это даже не название корабля, а целого проекта. Задача — обеспечить круглогодичное судоходство по Северному морскому пути. Он в несколько раз короче, чем традиционные существующие маршруты из Азии в Европу и обратно через Суэцкий канал. Скорость и удобство, за которые уже сегодня готовы платить крупнейшие мировые транспортные компании. Вообще, как отметил в беседе с Владимиром Путиным Алексей Лихачев, уникальные отечественные технологии использования мирного атома сегодня стали одной из самых доходных статей российского бюджета.

Строительство энергоблоков Тяньваньской АЭС в Китае, Куданкулам в Индии, Руппур в Бангладеш, Аккую в Турции, Бушер в Иране, Островецкой станции в Белоруссии, Ханхикиви в Финляндии, Пакш в Венгрии, Эд-Дабаа в Египте — это лишь те проекты, о которых договорились в последние годы. А еще заказы по обслуживанию уже действующих станций. Контракты общей стоимостью четверть триллиона долларов.

«Все эти наработки, Владимир Владимирович, в нашей энергетической, что ли, атомной повестке дня позволяют нам сохранять международное лидерство. Мы строим сегодня за рубежом больше блоков, чем все остальные страны вместе взятые», — сказал Алексей Лихачев.

Преимущество российских атомщиков — технологии, которых ни у кого больше в мире нет. Например, так называемые «быстрые реакторы», способные работать не только на дефицитном уране-235, которого в природе меньше 1%, но и на уране-238, запасы которого пока кажутся неисчерпаемыми. Для таких энергоустановок годится даже отработанное ядерное топливо. Образно говоря, это печки, способные сжигать не дрова и уголь, а золу.

«В быстрых реакторах мы кратно снижаем риск инцидентов, повышаем уровень безопасности. Очень важный момент — вовлекая многократно в топливный цикл наше сырье, мы уже существующую сырьевую базу, грубо говоря, делаем бесконечной, то есть практически на тысячи лет нам будет достаточно уже сделанных наработок добытого урана», — рассказал глава «Росатома».

Почти безотходное использование ядерного топлива сводит экологические риски практически к нулю. В России такие энергоблоки уже действуют на Белоярской АЭС в Свердловской области. Кроме того, только за минувший год в нашей стране запущены два новых реактора, которые соответствуют высочайшим требованиям безопасности, принятым после катастрофы в японской Фукусиме. Один на Ленинградской АЭС, другой на Ново-Воронежской.

«Именно наличие этого блока нам позволило установить рекорд в прошлом году по выработке электроэнергии: мы превысили отметку в 200 миллиардов киловатт-часов — 203 было выработано. Вообще, советский рекорд с учетом тогдашних Украины, Армении, Литвы был 212. Мы будем к нему двигаться, в общем, достаточно быстрыми темпами», — заверил Алексей Лихачев.

С выгодой в «Росатоме» научились использовать и другие собственные разработки. Так, на основе компьютеров, с помощью которых как раз и рассчитывают течение ядерных реакций, уже выпускаются «суперЭВМ», способные производить до 50 триллионов операций в секунду. В такой технике сегодня нуждаются крупные отечественные компании и оборонные предприятия.

Добавить комментарий