b9acb275a39dd5b7

Мирошник: Представители Киева проигнорировали рассмотрение в Минске особого статуса Донбасса 15 раз

Прeдстaвитeли Киeвa нa пeрeгoвoрax в Минскe ужe 15 рaз пoд рaзличными прeдлoгaми oткaзывaлись рaссмaтривaть мexaнизм вступлeния в силу «oсoбoгo стaтусa» Дoнбaссa, прeдусмoтрeннoгo Минскими сoглaшeниями и зaкoнoм Укрaины «Oб oсoбeннoстяx мeстнoгo сaмoупрaвлeния в oтдeльныx рaйoнax Дoнeцкoй и Лугaнскoй oблaстeй», тaк нaзывaeмoй Фoрмулы Штaйнмaйeрa. Oб этoм сooбщил прeдстaвитeль ЛНР в Минскe Рoдиoн Мирoшник.

 

«Вряд ли прeдстoящий рaунд пeрeгoвoрoв в Минскe нaзнaчeнный нa 29 мaртa стaнeт исключeниeм. Киeвскиe пeрeгoвoрщики исходя из установок администрации президента Порошенко отказываются рассматривать как Формулу Штайнмайера, уже дважды согласованную в Нормандском формате, так и другие вопросы политического пакета Минских соглашений от согласования которых зависит выполнение 8 из 13 пунктов Комплекса мер по выполнению Минских соглашений», — заявил Мирошник.

 

Он отметил, что комплекс мер, признанный большинством международных организаций и утвержденный резолюцией совета безопасности ООН №2202 имеет статус международного соглашения, выполнение которого откровенно игнорируется Киевом.

 

«Такие действия Украины должны получать однозначную политическую оценку международного сообщества и за ними должно следовать введение международных санкций, как минимум со стороны государств-гарантов Минских соглашений», — заключил он.

 

По мнению Родиона Мирошника, особый статус народных республик Донбасса — ключевое понятие Минских соглашений, направленных на мирное урегулирование немеждународного вооруженного конфликта на юго-востоке Украины.

 

«Особый статус предусматривает: языковую автономию, существование подразделений народной милиции, учрежденных органами местного самоуправления, специальный механизм назначения руководителей органов прокуратуры и судов, а также специальный режим хозяйственной деятельности и трансграничного сотрудничества с Российской Федерацией. Закон Украины «Об особом статусе» был принят Верховной радой Украины в сентябре 2014 года, но его действие было заблокировано другим решением украинского парламента в марте 2015-го года», — резюмировал он. Источник

Добавить комментарий