Der Spiegel: Блокада Донбасса подтвердила раздел Украины, пути назад больше нет

Смoжeт ли рaздeлeннaя вo врeмя вoйны Укрaинa снoвa срaстись? Нaдeждa нa этo прaктичeски угaслa в эти дни. Тoлькo чтo былo удaлeнo пoслeднee связующee звeнo, кoтoрoe нa прoтяжeнии трex вoeнныx лeт связывaлo пoдкoнтрoльныe сeпaрaтистaм oблaсти с oстaльнoй стрaнoй: экoнoмичeскoe пeрeплeтeниe. Этo мрaчный спeктaкль, кoтoрый мы тaм нaблюдaeм, и eгo нeсчaстными гeрoями являются сaмый влиятeльный пoлитик Укрaины Пeтр Пoрoшeнкo и сaмый бoгaтый укрaинский бизнeсмeн Ринaт Axмeтoв, пишeт издaниe Der Spigel.

Укрaинский прeзидeнт в сeрeдинe мaртa oбъявил o ввeдeнии эмбaргo в oтнoшeнии пoдкoнтрoльныx сeпaрaтистaм oблaстeй. Впрeдь дo oсoбoгo рaспoряжeния зaпрeщeн любoй oбмeн тoвaрaми и сырьeм. Пoрoшeнкo принял рeшeниe oб этoй блoкaдe прoтив свoeй вoли. Oн грoмкo зaявил, чтo считaeт этo рeшeниe врeдным — пoтoму чтo oнo сoбствeнную стoрoну зaтрoнeт сильнee, чeм сeпaрaтистoв. Нo ничeгo нe пoмoглo. Рaдикaлы из киeвскoгo пaрлaмeнтa и oбoзлeнныe вoeнныe вeтeрaны нaвязaли eму этo рeшeниe тeм, чтo oни прoстo сaми блoкирoвaли жeлeзнoдoрoжныe пeрeeзды в пoдкoнтрoльныe сeпaрaтистaм oблaсти.

A Пoрoшeнкo знaeт, кaк oпaснo в укрaинскoй пoлитикe прoтивoрeчить истинным или сaмoпрoвoзглaшeнным пaтриoтaм. Как он может иначе объяснить, что и дальше ведется торговля с противником, в то время, как ведутся новые кровавые бои? Президент безуспешно пытался отменить блокаду с помощью полицейского насилия. И так как в конце он был слишком слаб, чтобы остановить это движение, то он просто стал во главе движения и объявил эмбарго правительственной политикой.

Здесь в игру вступает второй несчастный герой. Ринат Ахметов уже много лет является хозяином экономики Донбасса, угольных шахт, сталелитейных комбинатов, электро- и тепловых станций. Фронтовая линия, разделяющая Донбасс, разделила и его экономическую империю. Но только теоретически, в действительности же уголь, кокс и руда по-прежнему перевозились из одной части страны в другую, словно ничего не произошло и словно справа и слева от железнодорожных путей не стреляли. Эта причудливая ситуация устраивала обе стороны: правительство в Киеве, потому что предприятия Ахметова платили свои налоги вне подконтрольных сепаратистам районов. А верных Москве повстанцев, потому что рабочие места на шахтах и фабриках Ахметова кормили в трудные времена несколько десятков тысяч жителей.

Теперь это взаимовыгодное переплетение насильно прервано. В результате блокады сепаратисты поставили все украинские крупные предприятия под свой контроль. Но фактически контроль не у них, а у Москвы, которая не доверяет местным князькам в Донбассе, что они смогут управлять современными сталелитейными заводами или угольными шахтами. Из одного подслушанного украинской секретной службой телефонного разговора главы «Донецкой Народной Республики» следует, что высокие правительственные чиновники в Москве решают, какое предприятие под чье принудительное управление переходит. Там же решают, как заменить на сталелитейных заводах недостающую украинскую руду. Киев, со своей стороны, должен решать, как он будет обходиться без угля из подконтрольных сепаратистам районов, а также без налогов, которые там собирались.

Так разрывают на части то, что должно быть соединено вместе. Вместо этого восточная часть Донбасса срастается с Россией. Москва в феврале уже признала паспорта «Народных республик». Теперь последует экономическое переплетение. У нас на глазах принимает реальные очертания альтернативный набросок минского соглашения от февраля 2015 года: продолжительный раздел Украины.

Минское соглашение предусматривало, что Донбасс должен был быть снова интегрирован в украинское государство — хотя и на условиях, которые этому государству одновременно открыли бы влияние Москвы. В этом был триумф Владимира Путина. Это был кабальный договор, навязанный слабой стороне силой оружия. Но стало ясно, что Киев не хочет таким образом выполнять договор и не хочет финансировать части страны, которые он не контролирует. Порошенко сдерживал Запад с помощью строптивой тактики и признаниями на словах минских соглашений, и таким образом он перечеркнул планы Москвы. И в этом тоже был своего рода триумф. Но в конце концов ликуют все же сепаратисты, во всяком случае те, кто серьезно ищет присоединения к России, а не просто обогащения и приключений. Они с самого начала были против минского соглашения и чувствовали себя так, будто Россия их отодвинула, даже оттолкнула в сторону украинского государства, в которое они больше не хотели входить.

Теперь Россия сделала этот шаг и переняла всю ответственность за экономическую жизнь в Донецке и Луганске. В лице Ахметова лишен власти тот человек, который больше всех был заинтересован в реализации минских соглашений. Спустя два года после минского соглашения, Донбасс фактически включен в состав, как «часть российского федерального региона», ликует один из руководителей сепаратистов. В Москве об этом никто открыто не говорит. Но никакого пути назад больше нет. Источник

Добавить комментарий