EnglishFilipinoFrançaisDeutschItalianoРусский

«Робкая надежда»: Как победа Макрона может повлиять на Донбасский конфликт?

Похоже, что не суждено сбыться прогнозам аутсайдера президентской гонки во Франции Марин Ле Пен, относительно того, что страной, в любом случае, будет управлять женщина — она сама или канцлер ФРГ Ангела Меркель. По результатам парламентских выборов, президентская «Вперед, республика!» Эммануэля Макрона завоевала убедительную победу. Что же будет дальше?

Сегодня, Макрон, безусловно на коне. Совокупно с дружественным «Демократическим движением», его политсила отвоевала более трехсот кресел в нижней палате французского парламента из 577 имеющихся. И это, к слову, при весьма скромной явке. Как отмечают специалисты, еще никому, со времен легендарного Шарля де Голля, в далеком 1958-м году, не удавалось заручиться столь крепкой поддержкой французского общества.

Впереди у нового лидера Франции годы борьбы, в первую очередь с несговорчивым французским народом, за реформы, оздоровление экономики и, в конце концов, светлое будущее. Однако же, все это нас, разумеется, не касается и, откровенно говоря, мало не интересует.
Куда интереснее то, как укрепление позиций Макрона повлияет на конфликт по линии «Украина-Донбасс», а также на взаимоотношения условного «Западного мира» с Российской Федерацией, плодом ухудшения которых, в том числе, и стала гражданская война на Донбассе.

Как известно, Эммануэль Макрон займет место своего предшественника Франсуа Олланда за переговорным столом в «Нормандском формате». И о том, какую позицию займет молодой политик, можно судить по его поведению в ходе официальной встречи с президентом Российской Федерации Владимиром Путиным. Следует отметить, что Макрон, как и многие неопытные политики, явно старается понравиться всем и сразу. И это стремление может сыграть с ним злую шутку.

Напомним, что в канун приезда Владимира Путина во французскую столицу, многие авторитетные европейские СМИ откровенно нагнетали ситуацию, высказываясь в том смысле, что Макрон просто обязан показать российскому лидеру, что не желает оказаться в тени кремлевских башен. Этого, якобы, от президента ждет «французский народ», а вовсе не западные журналисты.

И Макрон, надо сказать, не обманул ожиданий. Вел он себя так, будто Путин увел его возлюбленную — отпускал неуместные и не слишком удачные шутки, клеймил российские СМИ пропагандистскими, а также, что называется, «показывал зубы». Впрочем, это политическое ребячество, проявления которого российский президент легко парировал, явно произвело на европейские медиа неизгладимое впечатление.

Теперь же, по результатам парламентских выборов, Эммануэль Макрон стал одним из двух влиятельнейших политиков Европы, составив конкуренцию Ангеле Меркель. А, принимая во внимание тот факт, что у той на носу выборы, которые еще неизвестно, чем закончатся, госпожу Меркель, в целом, обошли на повороте. 
Ситуация, мягко говоря, складывается парадоксальная. Франция и Германия, безусловно, являются государствами-локомотивами Евросоюза. С их мнением вынуждены считаться прочие государства-члены. При этом, немецкий «локомотив» мчится заметно быстрее. А вот с лидерами выходит строго наоборот. 

Уже завтра именно Франция, в лице Макрона, будет диктовать европейскую повестку. В том числе, и в «Нормандском формате», где ранее правила бал Ангела Меркель. И, принимая во внимание изложенное выше, нетрудно догадаться, что повестка эта, скорее всего, будет радикально антироссийской.

Впрочем, госпожа канцлер не привыкла играть роль аутсайдера. Да и опыта в политических интригах ей не занимать. Ей, в данном случае, остается действовать по принципу «не можешь победить — возглавь» или искать пути для заключения эдакого «сепаратного мира» с Россией. Проще говоря, усиление Макрона заметно изменило расстановку сил в Евросоюзе, создав предпосылки для очередного раскола и начала конкурентной борьбы между государствами-лидерами. Тут уж Германия, лидеры которой все чаще выражают усталость от бремени «антироссийских» санкций, в случае, если Макрон захочет усилить оные, получит новый стимул для поиска общего языка с Россией.

Так, министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль, который ранее уже не раз обращал внимание на откровенно пренебрежительное отношение со стороны США, заявил, что решение американского Сената об усилении «антироссийских» санкций разрушает единство позиций Америки и Евросоюза по данному вопросу. «Речь идет о том, чтобы сохранить единство ЕС и США по отношению к России. Этого не получится, если в США будет предприниматься попытка собственные экономические интересы смешать с внешней политикой», — подчеркнул Габриэль.

Надолго ли хватит терпения Германии, которая принимает на себя львиную долю бремени санкционного противостояния с Россией, прогнозировать трудно. Однако же, при возникновении новых раздражителей, может пошатнуться и бастион хваленой немецкой сдержанности. Предпосылки, как говорится, налицо.

И это возвращает нас к «Нормандскому формату» и Минским соглашениям, набившим оскомину всем участникам переговорного процесса, в виду их явно невыполнимости. Не исключено, что брешь в отношениях между Францией и Германией станет заодно и окном возможностей для переформатирования или даже перезагрузки переговорного процесса по «Донбасскому» вопросу. Тем более, что и США, устами госсекретаря Рекса Тиллерсона, недавно дали понять, что совсем не против нового формата, если таковой внезапно появится. 

Усталость от долговременного пребывания в переговорном тупике и серьезные убытки от санкций уже давно толкают стороны к осознаю того факта, что текущий формат устарел и превратился в тяжкое бремя. Новый же, в нынешней ситуации, должен соответствовать двум требованиям. В частности, он, во-первых, должен работать, а, во-вторых, устраивать Москву, для которой, противостояние всему миру — привычное занятие.

Сергей Яблоков

Источник: patriot-donetsk.ru

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции Источник


Добавить комментарий