EnglishFilipinoFrançaisDeutschItalianoРусский

Третий лишний в катарском союзе: раскрыта стратегия Трампа в Сирии

Ближневосточное турне американского госсекретаря Рекса Тиллерсона обернулось для Саудовской Аравии пренеприятным известием о примирении США с Катаром. «Меморандум о взаимопонимании» не только узаконил отказ Дохи выполнять 13 пунктов саудовского ультиматума, но и вывел за скобки главного врага Саудитов — движение «Братьев-мусульман»*, которого не оказалось в соглашении о совместной борьбе с терроризмом.

Новая комбинация США в Персидском заливе после заключения военной сделки с Эр-Риядом полностью перекраивает сложившуюся после катарского кризиса картину. После визита Тиллерсона в регион в пользу диалога с Катаром выступил Кувейт, а Оман отказался разрывать с ним дипломатические отношения. Однако главный удар был нанесен не по единству союзников Саудовской Аравии из ССАГПЗ, а по рядам её противников в составе новой оси Катар-Иран-Турция.

По мнению востоковеда Станислава Тарасова, именно в разрушении этой новой триады таится секрет «стратегии Трампа по Сирии». Её контуры прояснились, благодаря переговорам Тиллерсона в Турции, которые состоялись перед его визитом на Аравийский полуостров. В Анкаре госсекретарь сыграл против Эрдогана что называется «на понижение», заявив о том, что они добиваются «определенного прогресса в Сирии». Очевидно, речь шла о неком компромиссе на севере Сирии и возможных уступках по курдскому вопросу в обмен на лояльность Турции в регионе.

В этой связи показательно, что уже после встречи с Тиллерсоном турецкий президент анонсировал свой визит в государства Персидского залива. Складывается впечатление, что американцы пытаются оказать на Турцию давление, чтобы разрушить новый ближневосточный союз, который усиливает в регионе позиции Ирана. Чтобы ослабить Тегеран, Вашингтон намерен восстановить прежнюю ось Турция-Израиль-Саудовская Аравия. Однако она невозможна без Анкары, так как Тель-Авив и Саудиты могут действовать только как закулисные игроки.

Несмотря на то, что переговоры в Анкаре были закрытыми, антитурецкая тональность британских СМИ позволяет восстановить американский ультиматум Эрдогану. В частности, обращает на себя внимание предупреждение The Times о высокой вероятности вооруженного конфликта в Персидском заливе из-за военной помощи Катару. Вероятно, за ним скрывается требование США вывести с острова турецкие войска. За это Анкаре обещано передать под контроль занятый курдами Африн — центр самого западного кантона Сирийского Курдистана на границе с Турцией.

В этой чувствительной для турок пограничной зоне Белый дом предлагает Эрдогану создать ещё одну «зону безопасности», но только совместно с американскими войсками, в то время как соседнюю провинцию Идлиб в перспективе предполагается передать под российско-турецкий контроль. Таким образом, Турция оказалась в эпицентре геополитической перекройки Ближнего Востока, прикрытием которой служит непременный информационный фон о защите энергетической логистики в его турецкой части.

Для понимания ситуации следует учитывать, что переговоры в Турции, Катаре и Саудовской Аравии последовали на фоне освобождения Мосула в Ираке, обострения войны в Йемене и попыток проникновения ИГ в Саудию и Иорданию. Эксперты прогнозируют обострение «сектантского конфликта» в Ираке в связи с освобождением суннитского города армией шиитов, а также на всей территории ИГ*, режим которого реабилитировал региональные межэтнические и межконфессиональные конфликты.

В этой связи показательно, что сказал сам Эрдоган по итогам переговоров с Тиллерсоном: «Мы не хотим видеть то же, что происходит в Йемене. Мы не хотим видеть то же, что происходит в Палестине и Ливии. Ясно, что происходит в Сирии, ясно, что происходит в Ираке. Турция платит высокую цену за эти конфликты, поэтому мы не хотим, чтобы это произошло в Катаре». Фактически он выразил протест против войн в Йемене, Ливии и Палестине и выступил против того, чтобы подобное повторилось в Катаре. 

Таким образом, вслед за урегулированием конфликта на юге Сирии, о котором Путин и Трамп договорились на саммите G-20, Вашингтон сделал заявку на север Сирии, упирающийся в противоречия с Турцией. Однако сегодня положение дел здесь осложнилось так называемым Катарским кризисом, который смешал карты на полях сражений. Предсказать, как будет развиваться ситуация, сегодня не берется ни один эксперт, а раскрытие сирийской стратегии Трампа лишь намечает новые нити в этом сложном клубке ближневосточных противоречий.

Alena Bajowa 

Источник: Politikus.ru Источник


Добавить комментарий