Война «08.08.08» – невыученный урок для Украины




Весной 2012 года мы с Ростиславом Ищенко и Мариной Ветровой провели ночь за массандровским портвейном и коньяком на пирсе ялтинского санатория с пророческим названием «Россия» (за что особый поклон Владимиру Корнилову). Речь отчего-то зашла о принуждению к миру Грузии, и Ростислав поведал о некоторых моментах, которые не афишировались тогда в прессе.

Разговор этот в конце концов вылился в интервью для газеты «Новая волна +», редактируемой тогда молодым талатнтливым журналистом, а ныне узником совести Василием Муравицким.

«Новая волна +» так и не успела обзавестись сайтом. Поэтому «грузинскую» часть интервью я через год опубликовал в своём ЖЖ под заголовком «Война “08.08.08” — хороший урок для Украины». Как предположил тогда ваш покорный, урок этот окажется для украинских элит невыученным, и войну они развяжут-таки.
Но начали мы тогда издалека — с вопроса, почему же у Януковоща не складывалось с многовекторностью, хотя для Кучмы она была панацеей.

«Вообще-то, для Украины окно возможностей, позволяющей проводить многовекторную внешнюю политику закрылось в 1999-2000 гг. — в начале второй президентской каденции Леонида Кучмы, — уточнил Ростислав. — Связано это было с началом государственного ренессанса в России, с одной стороны, и с явно обозначившимся надрывом США — с другой стороны.

Попытка установления мировой гегемонии Вашингтона, опирающейся на военную мощь и «дипломатию доллара» к этому моменту уже провалилась, но США еще не желали признать поражение — они все превосходили по военной мощи весь остальной мир вместе взятый. И США попытались последним сверхусилием выиграть «холодный мир» так же, как они выиграли «холодную войну».

В этих условиях столкновение интересов России и США в третьих странах стало неизбежным. Особый интерес для Вашингтона представляла постсоветская периферия. До начала 2000-х это «ближнее зарубежье» (в российской терминологии) по умолчанию признавалось сферой не исключительного, но преимущественного влияния РФ. Это обеспечивало ослабевшей Москве буфер, который отделял ее от расширившегося, вопреки обещаниям, НАТО. Но в начале 2000-х Россия постепенно начала активизироваться, превращая свое формальное влияние в «ближнем зарубежье», во все более отчетливое доминирование.

Поэтому вытеснение России из СНГ должно было унизить Москву, показать ее неспособность противостоять интересам США даже на своих собственных границах. Окружение России «санитарным кордоном» американских сателлитов (из бывших союзных республик) с открыто русофобскими режимами призвано было навсегда перевести Россию в разряд третьестепенных региональных держав — ее ресурсы направлялись бы на борьбу с противоестественной русофобией соседей. Москва, таким образом, вычеркивалась из числа глобальных игроков.

Однако период американского наступления на Россию на постсоветском пространстве как начался, так и закончился в Грузии.

Бархатный проамериканский переворот 2003-го года, названный «революцией роз» дал старт цепи «цветных революций» в СНГ, реализованных по одному сценарию, на американские деньги и под американским руководством. Закончился этот период пятидневной августовской войной 2008-го года (или «Войной 08.08.08»), в ходе которой проамериканский грузинский режим потерпел унизительное поражение, а грузинская армия перестала существовать. На самом деле это унизительное поражение потерпел не только и даже не столько Тбилиси, сколько Вашингтон, который не сумел ни защитить своего союзника, ни обеспечить ему способность самостоятельно противостоять России на Кавказе. При этом надо понимать, что вооруженные силы, задействованные в конфликте Москвой и Тбилиси, были сопоставимыми. Россия, безусловно, имела превосходство, но оно не было абсолютным и подавляющим, таким, которое могло бы объяснить исчезновение с поля боя грузинской армии в считанные часы.

Отказ России от введения войск в Тбилиси и свержения Саакашвили стал еще одной пощечиной Вашингтону. Весь мир видел, что Москва могла это сделать, но не захотела. Причем этому есть совершенно практическое объяснение — установление в это время пророссийского режима в Тбилиси было невозможно. В стране не было соответствующих организованных политических сил. А власть, держащаяся на российских штыках, потребовала бы неоправданно большого расхода ресурсов (военных, экономических, финансовых, дипломатических, политических). При этом, все равно радикальным русофобам была бы обеспечена общественная (внутри страны) и международная поддержка, как «законной власти оккупированной страны».

А так Саакашвили, которого разгромили, но не стали добивать, до конца своей каденции оказался связанным конфликтом с внутренней оппозицией и перестал быть серьезным фактором политической игры в Закавказье.

Обращение к опыту и последствиям цветных революций важен для понимания того, почему в Москве сделали вывод о том, что так называемая многовекторность постсоветских режимов не может гарантировать России необходимый уровень их лояльности».

Интервью вызвало бурное обсуждение на «Эхе Москвы». Что не удивительно, с учётом целевой аудитории ресурса. Приведу наиболее характерные из откликов.

Kilo: «Ох и стратеги… Саакашвили не разгромили. Потери 150 бойцов и 30 танков не разгром. Вход в Тбилиси при условии что туда были стянуты все наличные силы и сама местность… Все эти факторы гарантировали долгий и кровавый конфликт».

rumata2: «Война «08.08.08» показала агрессивную, звериную сущность путинского режима. Украина запомнила сожженные деревни, бомбежки грузинских деревень, в городах и в селах, российская мародерствующая солдатня. Украина усвоила урок, не сомневайтесь господин Скворцов и не только Украина, но все ближнее и дальнее зарубежье».

peter_ivanenko: «Доблестная российская армия» не смогла выполнить ни одной поставленной задачи на территории Грузии, несмотря на подавляющее численное превосходство. 3 грузинские бригады неполного состава и несколько отдельных батальонов противостояли российским агрессорам. Продвижение на Тбилиси было остановлено разгромом штабной колонны и ранением генерала Хрулева. После потери управления со стороны штаба Хрулева российская группировка вторжения оказалась дезорганизованной и мгновенно разложилась (массовое неконтролируемое мародерство)».

Я попросил Ростислава ответить на эти комментарии.

«Дима, не вижу необходимости обсуждать каждый отдельный пункт, — написал он мне тогда. — Остановлюсь на главном, с моей точки зрения.

1. Некоторые, особенно «продвинутые» русофобы умудрились заявить, что грузинские вооружённые силы порвали российскую группировку чуть ли не как Тузик грелку и россияне со страху не вошли в Тбилиси. Что ж, сегодня некоторые умудряются «убедительно доказывать» даже то, что Великую Отечественную войну выиграл «миролюбивый» Гитлер, на которого напал «агрессивный» Сталин. Пусть будет так — грузины победили, а чтобы компенсировать Москве моральный ущерб отдали ей Абхазию и Южную Осетию. Да к тому же, лично для Путина помножили на ноль Саакашвили.

2. Если серьёзно, на днях Путин, в который уже раз после войны 08.08.08 открыл секрет Полишинеля, сообщив, что Генеральный штаб российских Вооружённых Сил разрабатывал данную операцию с 2006 года (об этом «полишинеле» Ростислав и рассказывал нам с Мариной). Генеральный штаб обязан иметь варианты действий на все случаи возможной внешней угрозы. В 2006 году уже было понятно, что грузинская армия готовится и вооружается именно как антироссийская сила в Закавказье.

Намерения Саакашвили при первом удобном случае решить вопрос неконтролируемых Тбилиси территорий военной силой тоже ни для кого не было секретом. Более того, Сакашивили, имея возможность мирной реинтеграции автономий предпочитал именно военное решение по двум причинам: во-первых, чтобы не искать компромисс с местными элитами, а просто грузинизировать эти территории, как были хорватизированы населённые сербами приграничные районы Хорватии, после аналогичной армейской операции хорватской армии (тоже, кстати, морально поддержанной США); во-вторых, это был способ унизить Россию и надолго, если не навсегда подорвать её позиции в Закавказье. И здесь совпадали интересы грузинского режима и администрации Буша младшего.

Действия российских войск убедительно свидетельствуют, что операция была не только разработана Генштабом, но и отработана с войсками, а также согласована с политическим руководством. Ведь, что, собственно произошло? Российская группировка в Закавказье не имела решающего перевеса над грузинской армией (по соотношению сил можно было предположить длинный и кровавый конфликт с ничейным результатом). Грузины рассчитывали, что их внезапный удар застанет Россию врасплох и пока будут рассылаться ноты протеста, отрабатываться и приниматься решения, грузинская армия уже займёт Южную Осетию и выйдет на позиции, которые россиянам будет крайне сложно (практически невозможно) атаковать. Далее политическое решение в пользу Грузии и подготовка сил к аналогичной операции в Абхазии, руководство которой должно быть морально подавлено, испугано осетинским примером и, желательно капитулировать без боя или бежать в Россию.

Этот план был вполне реализуем. Но, очевидно, что российское руководство о нём знало и приготовило классическую армейскую операцию по заманиванию противника в ловушку. Ему дают возможность нанести удар в условную пустоту (слабо обороняемое пространство), после чего, чего его силы сами попадают под удар заранее развёрнутых войск. В том, что российские войска были заранее подготовлены именно к этой операции, я не сомневаюсь. Не только российская (по правде, пока далеко не лучшая) — ни одна армия мира не смогла бы среагировать столь молниеносно.

Своей первоначальной вялой реакцией на агрессию, Кремль дал грузинам уверенность в уже достигнутой победе (казалось надо только подавить последние очаги сопротивления в Цхинвале и вопрос решён). Тут грузины допустили пропагандистскую ошибку, начав вещать о «восстановлении конституционного порядка» — слишком было велико желание побыстрее унизить Россию. В этот момент, когда агрессия со стороны Тбилиси уже ни у кого не вызывала сомнения, грузинская армия попала под сокрушительный контрудар. Кстати, я не стану, вслед за многими комментаторами утверждать, что грузины — никчемные вояки, трусы и зря американцы на них тратились. В этой ситуации сравнимое по последствиям поражение потерпела бы любая армия (примерно так, только дольше по времени, масштабнее, по задействованным силам и средствам сторон и не в нашу пользу, разворачивались события под Харьковом в 1942 году, когда фон Бок поймал на противоходе Тимошенко). Просто грузинское политическое руководство допустило системную ошибку при планировании операции. Оно ожидало запоздалой и вялой реакции России, а последовала молниеносная и заранее подготовленная.

3. Вся красота этой операции заключается не в её военной составляющей (подобных операций, даже более красивых, в мировой военной истории много). Наиболее красивой и выверенной была политическая составляющая операции. Россия, в ходе короткой военной операции разрубила гордиев узел своих проблем в Закавказье. К началу операции она казалась загнанной в угол. Тбилиси не желал политического решения проблемы. Неопределённый статус Абхазии и Южной Осетии не мог длиться вечно и уже себя исчерпал. В то же время, военный конфликт с Грузией обещал быть долгим, бесславным и привести к связыванию сил не только военных, но и политических, экономических, финансовых, дипломатических. В общем, американцы, подставляя пешку — Саакашивили, надолго выключали Россию как глобального игрока и серьёзно подрывали её позиции на Кавказе. Понятно, ведь, что инсургенты Северного Кавказа получили бы мощную поддержку США и монархий Персидского залива в случае развёртывания российско-грузинского конфликта. Короче, оперативный тыл российской группировки был бы зоной партизанской войны.

4. Получается, что любое решение было плохим для России. И тут такой подарок — Саакашвили сам подставился, сам объявил себя агрессором и сам дал повод для молниеносной операции, в ходе которой, Москва сумела резко поменяться местами с Вашингтоном. Это американский союзник, вооружённый и обученный США был моментально образцово-показательно разгромлен и унижен. Всем клиентским режимам Вашингтона продемонстрировали, что лояльность в отношении США не дёт им гарантии неприкосновенности. Российские союзники в Закавказье (Абхазия и Южная Осетия) получили официальный статус. Не важно, сколько стран их признало — их признала Россия и может теперь, на основании норм международного права, заключать с ними любые соглашения.

5. Наконец, как я уже говорил, особенно верным и взвешенным было решение не входить в Тбилиси. Я думаю, что многие генералы и офицеры очень хотели проехать последние несколько десятков километров и довершить разгром «грузинского зверя в его логове». К тому же за взятие столицы им полагались бы ордена, звания и т.д., но вся штука состояла в том, что взяв столицу надо было бы менять режим, а лояльных к России политиков и партий, пользовавшихся поддержкой населения в Грузии не было. Саакашвили стал бы президентом в изгнании (в этом статусе он мог бы и тридцать лет вредить России), западные страны признали бы единственным легитимным представителем Грузии правительство в изгнании. Условный пророссийский режим в Тбилиси мог бы держаться только на российских штыках. В Грузии пришлось бы держать крупную группировку. Население в отношении оккупантов и коллаборационистов было бы настроено враждебно, а через пару месяцев Михо был бы уже легендарным народным героем мужественно боровшимся против агрессии огромного северного соседа и все его грехи были бы забыты. Таким образом, вступление в Тбилиси моментально бы нивелировало политический эффект от блестящей военной операции и Россия влезла бы в тот же самый кавказский капкан из которого только что чудом вырвалась.

В то же время, отказавшись от взятия столицы, но уничтожив всю военную инфрастуктуру русские навсегда подорвали престиж Саакашвили. Результат мы знаем — рост оппозиционного движения, потеря Михо контроля над парламентом и правительством и, в конечном итоге, появление в Тбилиси хоть и не пророссийского (такой возможности нет), но значительно более умеренного, адекватного и договороспособного режима, не создающего России лишних проблем (когда последний раз слышали о какой-нибудь антироссийской провокации в Грузии, которых во время бесконтрольного правления Саакашвили было по три в день?)

6. Вот и всё, политические результаты говорят сами за себя. А всем постсоветским лимитрофам, пытающихся играть на противоречиях, в треугольнике США-Россия-ЕС, был преподан ещё один урок. После войны 08.08.08 ясно, что в случае, если антироссийский режим слишком далеко зайдёт в своих провокациях, Москва может применить силу и Вашингтон её не остановит (не начинать же из-за Тбилиси, Риги или Киева ядерную войну?). И, во-вторых, на примере Абхазии и Южной Осетии показано, что, в крайнем случае, Россия восстанавливать естественные границы по частям, признавая эфемерную «независимость» квази-государственных образований, которые, через некоторое время вполне могут войти и в Таможенный союз, и в Евразийский союз и даже в состав России. И никаких средств противодействия (кроме заявлений задним числом, что «русских агрессоров мы разгромили, а что территории у них остались, так это военная хитрость») у постсоветских режимов нет.

7. Правда пока урок Грузии усвоен не всеми и усвоен плохо, но лиха беда — начало».

P.S. А ведь укропы (в середине кадра) всё наблюдали воочию…

Дмитрий Скворцов

Источник Источник




Добавить комментарий