. Для России с любовью: в отношении санкций прав Трамп, а не конгресс — Новости Новороссии
EnglishFilipinoFrançaisDeutschItalianoРусский

Для России с любовью: в отношении санкций прав Трамп, а не конгресс

В последнее время из средств массовой информации на нас льется безудержный поток скандальных новостей о предполагаемом сговоре между некоторыми членами президентской кампании Трампа и русскими. Не обходится и без хмыканья по поводу того, как на саммите «Большой двадцатки» президенты Трамп и Путин провели не одну, а сразу две расширенные частные встречи.

Добавьте сюда показуху, которую американский конгресс любит устраивать по вопросам, касающимся России, а также принятый подавляющим большинством голосов, которые способны перевесить президентское вето, закон, запрещающий президенту снимать санкции в случае, если он сочтет это уместным. Демократы и ряд вашингтонских инсайдеров используют заявления о сговоре между сотрудниками кампании Трампа и российскими агентами, чтобы подорвать легитимность Трампа. Некоторые республиканцы используют Россию, чтобы продемонстрировать собственную непреклонность.

Некоторые говорят, что Россия действует бандитскими методами. Я бы сказал — как затравленный медведь. Заметка для конгресса — цитата великого американского социального философа Оливера Харди: «Ну вот, еще одно хорошенькое дельце, в которое вы меня впутали!»

Политики — это вам не глина, из которой можно лепить что угодно, а Трамп — не какой-нибудь простофиля. Он незамедлительно наносит ответный удар, возможно, даже с чрезмерным азартом. Однако, несмотря на политический скандал, реальные интересы Америки и ее реальные ценности оказались в заложниках, и Трамп здесь прав, а конгресс двинулся вперед, не выяснив всех фактов.

Как отмечал в 1918 году Генри Луис Менкен, «вся цель политиканства заключается в том, чтобы удерживать население в состоянии неотступной тревоги (а оно, как следствие, будет настоятельно требовать обеспечения безопасности), пугая их бесконечными страшилками, в большинстве своем мнимыми». Наши политиканы, стремясь поддерживать панику среди населения, на этот раз желают сделать «пугало» из России.

Это совершенно неоправданно и вредит американским интересам и ценностям.

Итак. Россия.

Страна, куда я никогда не ездил и с которой, говорю начистоту, у меня нет никаких связей, если не считать одного-двух случайных знакомых.

Скажу несколько слов в адрес России. С любовью.

Трамп хочет нормализовать отношения с Россией. Он отстаивал эту позицию в ходе предвыборной кампании и располагает для этого необходимыми полномочиями. В этом вопросе Трамп — на стороне ангелов. Не в пример лучше иметь нашего старого союзника по Второй мировой (как называем ее мы) или Великой Отечественной войне (как называют ее они) в качестве друга, нежели врага.

Нельзя попустительствовать нарушениям, которые совершает наш старый союзник. Тем не менее с ними следует обращаться соразмерно.

Во время холодной войны я был ярым противником коммунистического режима и выступал и работал на стороне Рейгана, разделяя его представление о Советском Союзе как об империи зла. И все-таки я испытывал неприязнь именно к коммунизму, а не к России. Вот уже многие годы я остаюсь нераскаявшимся русофилом.

Да, русские — мастера интриги. Как сказал Черчилль в своем знаменитом выступлении по радио 1 октября 1939 года:

«Я не могу рассказать вам о том, что будет делать Россия. Плотный покров скрывает все, происходящее в этой стране; но в этом и ключ к происходящему. Этот ключевой момент — интересы Российского государства. Интересам безопасности России никак не могут отвечать планы Германии распространиться до берегов Черного моря, покорить Балканские государства и подчинить славянские народы юго-восточной Европы. Это противоречило бы историческим жизненным интересам России».

У русских есть ряд недостатков. Они могут быть заносчивыми, подозрительными и скрытными. В настоящее время они ведут себя достаточно сдержанно. Предупреждение о возможной негативной реакции: у нас, американцев, есть собственные слабые стороны. Я нахожу русских, с которыми мне приходится сталкиваться, — будь они жителями столицы или самых дальних пределов Сибири — неизменно обаятельными, печально- сентиментальными, романтически доблестными и с необычайно высоким уровнем культуры.

Россия — большая опера народов.

Если выражаться менее поэтически, Россия не представляет явной и непосредственной опасности для Америки. Однако по опыту Первой мировой войны нам известно, что для начала тотальной войны достаточно одного неверного шага, и потому нам необходимо исследовать здесь возможности для дружбы. Для получения прибыли и удовольствия и, да, не мешает время от времени пускаться в ненавязчивые уговоры, нашептывая их русским на ушко, чтобы помочь им сгладить собственные острые углы. Возможно, эти романтически настроенные героические люди помогут нам избежать наших собственных крайностей.

Россия страстно желает усесться за обеденный столик крутых школьников, где у меня для них зарезервировано почетное место. Я утверждаю, что она будет — если ее не заставят почувствовать себя объектом травли — вести себя так, чтобы стать для всех желанным гостем. В наших собственных интересах перестать прессовать Россию.

Как я уже писал здесь, 60% сторонников республиканцев на праймериз отдали свои голоса одному из трех «непреклонных голубей», кандидатам в духе Рейгана — Трампу, Крузу и Полу. Трамп был среди них самым «жестким голубем» и смог выйти на финишную прямую — отчасти благодаря этой позиции.

В качестве кандидата «непреклонный голубь» Трамп начал обгонять Хиллари Клинтон с ее жесткими заявлениям, которая, будучи кандидатом от Демократической партии, продемонстрировала ужасающую предрасположенность к возрождению нескончаемой войны на Ближнем Востоке и повторному втягиванию Америки в эту трясину. Г-жа Клинтон также заняла риторически воинственную позицию по отношению к России: в бытность свою госсекретарем она необоснованно восстановила против себя Путина, сравнив его с Гитлером — хуже оскорбления и не придумать. Тот еще дипломат!

Клинтон проиграла, проиграла из-за своей неудачной позиции в отношении мира, процветания и социальной политики.

А не из-за подтасовки результатов голосования.

Трамп был прав, когда говорил и продолжает говорить, что основная миссия НАТО устарела и заслуживает коренного пересмотра, чтобы бороться с реваншистами из ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. ред.), которые, отчаянно пытаясь восстановить халифат, прибегают к террору. Первоначально НАТО задумывалась как сдерживающий фактор для Советского Союза, который, располагая примерно четырьмя миллионами хорошо оснащенных войск, представлял явную и непосредственную опасность для Европы, а если учесть 40 тысяч ядерных боеголовок, то и для Америки.

Сегодня ядерный арсенал России, по оценкам, насчитывает менее двух тысяч развернутых боевых частей — примерно столько же, сколько и у нас. И все равно головная боль. Впрочем, мы уже не находимся на первом уровне боеготовности, и на самом деле мне совсем не хочется ко всему этому возвращаться. А вам?

Да, нам нужно поддерживать целенаправленный, исключительно оборонительный европейско-американский альянс, чтобы наши друзья в Польше и в Прибалтике, к примеру, не чувствовали себя покинутыми… но чтобы при этом Россия не ощущала в свой адрес угрозу возможной агрессии. Такое вот незначительное замечание по поводу артефакта холодной войны, каким является НАТО.

Запад выиграл холодную войну. Пала чудовищная Берлинская стена. Германия воссоединилась. Это самый мощный символ освобождения захваченных народов Восточной Европы, когда-то входивших в так называемый соцлагерь. Тогда на Рождество, 25 лет назад, СССР мирно распался на пятнадцать независимых государств.

Как если бы Соединенные Штаты разделились на 50 независимых государств, гораздо менее грозных по отдельности, чем вместе. Времена меняются. СССР давно уже нет. Пора это понять.

Географически Российская Федерация — крупнейшая из всех бывших советских республик. С точки зрения территории, это самая большая страна в мире: по своим физическим масштабам она почти в два раза превосходит Соединенные Штаты, тогда как численность ее населения составляет менее половины численности нашего. В результате государству приходится обеспечивать оборону обширных территорий при явном недостатке населения. В настоящее время в Российской Федерации насчитывается около одного миллиона военнослужащих, которые обходятся стране примерно в 70 миллиардов долларов в год. Эти вооруженные силы обеспечивают чрезвычайно скудную оборону своему необъятному отечеству.

Америка располагает примерно 1,3 миллиона человек на действительной военной службе, благодаря океанам и сговорчивым соседям отпадает необходимость усиленной охраны границ, при этом средства, выделяемые государством на оборону, составляют около 600 миллиардов долларов ежегодно. Контингент членов НАТО, включая США, насчитывает около 3,5 миллиона военнослужащих (стоимостью 900 миллиардов долларов). Взятые в кольцо, оказавшиеся в меньшинстве, во многом исчерпавшие свои ресурсы и подвергшиеся санкциям русские чувствуют себя уязвимыми и занимают оборонительную позицию.

У русских есть и другие причины чувствовать себя под угрозой. Это не просто математическое упражнение в соотношении сил. «Излишняя подозрительность» русских имеет свои исторические обоснования. Дело не только в том, что Российская Федерация значительно уступает в численности и ресурсах. В новейшей истории Россия пережила три крупных вторжения западноевропейских держав: один раз это была Швеция в 1707 году, другой — Франция в 1812 году и третий — Германия в 1941 году.

И это вдобавок к татаро-монгольскому игу, поработившему Русь в XIII веке, что привело к жестокой эксплуатации, длившейся почти три столетия. Это дольше, чем период национальной независимости Соединенных Штатов. Это очень долгий период.

Изменчивому американскому уму все это может показаться древнейшей историей.

Старый Свет хранит более давние воспоминания. Понятное дело.

Представьте себе, что бы чувствовали мы, если бы за 800-летний период Америка четырежды подверглась вторжениям и при этом на протяжении двухсот лет находилась под контролем иноземного завоевателя. Возможно, эта история, известная слишком малому числу американцев, поможет понять точку зрения России… хотя и не оправдывает ее чрезмерную реакцию.

Итак, по крайней мере ради нас самих примем к сведению разгадку проницательного Черчилля: «интересы Российского государства». Это отнюдь не призыв к потворству авторитаризму. Скорее наоборот.

Когда нация не чувствует себя в безопасности, она склонна обращаться к харизматичному лидеру и предоставлять ему свободу действий. Вспомните, как после 11 сентября Америка повернулась к Джорджу Бушу, вспомните ту свободу, которую мы под действием обмана и дезинформации предоставили ему — свободу развязать войну, которая имела катастрофические гуманитарные последствия и поглотила триллионы долларов. А ведь их можно было потратить на восстановление наших дорог, мостов, туннелей, аэропортов, водопроводов и трубопроводов и на укрепление нашей собственной экономики.

Трамп — к нему можно относиться по-разному — высказался об этом открыто, ясно и решительно. Как пишет The American Conservative в своем анализе выступления Трампа на объединенном заседании Конгресса:

«Америка потратила на Ближнем Востоке около шести триллионов долларов, — заметил Трамп. Как любят говорить в СМИ, триллион с большой буквы „T». Суммы, израсходованные на военные авантюры США в этой части мира, настолько велики, — продолжал Трамп, — что на эти деньги „мы могли бы перестроить нашу страну дважды. А может быть, и трижды…»»

Немного переборщил? Возможно, но, учитывая, что слова эти были произнесены в здании, которое изо дня в день оглашается самыми немыслимыми гиперболами, данное суждение здесь довольно близко подходит к фактам, чтобы представить общее число как в принципе точное.

Чем больше Америка заставляет иностранные государства чувствовать себя ущемленными, подверженными опасностям, унижению и даже издевательствам, тем больше вероятность того, что они обратятся к «сильному лидеру», самодержцу, вождю. Тем большую свободу действий дадут ему люди как у себя дома, так и за рубежом. Этот принцип применим, хотя и в меньшей степени, даже к авторитарным правительствам.

Во всем мире люди одинаковы. По большому счету, мы все предпочтем масло оружию. Тем не менее мы выберем оружие, если почувствуем угрозу. При прочих равных условиях национальные лидеры предпочитают обеспечивать своим гражданам благополучие или, по крайней мере, мир. Давайте — как кажется, говорит Трамп, и я склонен в это верить — повернем Россию к маслу.

Перспективный путь распространения классического либерализма — «империи свободы» Джефферсона — должен быть связан с мягкой силой: идеями, культурой и примером процветания в условиях свободного рынка. Америка имеет около 800 военных баз в 70 странах. Российская Федерация — десяток, в основном небольших и главным образом в бывших советских республиках. Америка может похвастаться 11 авианосцами. Россия — только одним, советских времен. Как в целом верно отмечал президент Обама — к нему можно относиться по-разному — Америка тратит на военные нужды столько же, сколько следующие восемь стран вместе взятые, причем шесть из них — наши союзники.

Внушительные оборонные расходы для эпохи, в которую уже давно не случалось войн между промышленно развитыми странами. Некоторые народы, возможно, находят нас… устрашающими. Неужели именно такой образ стремится создать Америка?

Хобби не из дешевых. Присоединяйтесь к Трампу, который сказал «нет!»

Особого внимания заслуживают мои недоверчивые либертарианские друзья, для которых я оставил несколько комментариев на платформе, которую ведет прекрасный Джон Бэзил Атли на самом последнем FreedomFest. Америка — это хорошие парни. (Что отнюдь не значит, что Россия — это плохие парни.)

Америка никогда не стремилась к мировому господству и уже более века не демонстрировала империалистических амбиций. Мы неохотно вступили в «Великую войну», Первую мировую, в условиях падения пяти империй, под контролем которых в то время находилась большая часть населения планеты: Австро-Венгерской, Османской, Китайской, Российской и Британской.

Мы выиграли. Вместо того чтобы «сделать мир безопасным для (представительной) демократии», мы встретили тиранов, размножающихся на руинах Империи. Итак, мы неохотно вступили во Вторую мировую войну —»Великую Отечественную войну» — чтобы победить тиранов Запада и имперской Японии: Гитлера, Муссолини, Тодзио. Мы выиграли и внедрили классический либеральный республиканизм в Западной Европе и Японии. И демонтировали Британскую империю.

Мы робко боролись с тиранами Востока в период холодной войны, героически вторгались в Корею, Вьетнам и пусть не войсками, но военной поддержкой нанесли смертельный удар СССР в Афганистане. Мы одержали победу, а потом главным образом внедряли классический либеральный республиканизм в бывшие страны-сателлиты СССР и конституционные республики. С нашей победой в метрополиях, Москве и Пекине, произошел переход от тоталитаризма к авторитаризму.

Это действительно очень важно. Да здравствуем мы! Но когда СССР распался, у нас в руках оказалось мировое господство — ноша, нести которую мы никогда не стремились (и владеть которой — не дешевое удовольствие). Трамп понимает, что Америка не жаждет мирового господства.

Американцы просто хотят зарабатывать деньги. Мировое господство, Брейн, действительно дорогостоящее хобби.

Мы, либерально настроенные американцы, собственными руками создали вездесущее правительство, чтобы уничтожать еще более властные, порою чудовищные правительства. Это была героическая эпоха, и за это нам стоит уважать самих себя и тех лидеров, которых мы помазали на ведение героической борьбы с тиранией.

Игра закончена! Теперь мы можем сокращать правительство до того масштаба, который соразмерен мирному существованию. Всемогущее правительство выполнило свою задачу — свергнуть другое всемогущее правительство. Оно совершило свой доблестный подвиг.

Теперь, когда победа за нами, мы — народ — говорим спасибо и хотим вернуть назад нашу власть и деньги. Эта эпоха закончилась, и избрание Трампа является тому свидетельством.

 Да, давайте возьмем небольшую часть просроченных средств, высвободившихся в результате прекращения гонки вооружений, и поставим величественные статуи эпическим героям столетней войны, в которой мы героически оказывали сопротивление империализму и тирании, чтобы распространить империю свободы во всем мире.

Потом давайте потратим большую часть этого дивиденда на «масло»: сокращение предельной ставки налогов, инфраструктуру, здравоохранение и многое другое.

Вот только… наши нынешние политики насочиняли очередные страшилки про нашего врага из далекого прошлого. Тьфу.

Трамп не пошел на поводу у хулителей России. И мы тоже не должны.

Россия в качестве мнимого пугала — подтекст усилий конгресса, направленных на то, чтобы ограничить полномочия Трампа в вопросе отмены санкций. Трамп, которого особенно покладистым не назовешь и который явно не потерпит, чтобы из него делали дурака, едва ли оставит российские выходки без ответа. По крайней мере в этом вопросе мы — в надежных руках.

Трамп показал себя чем-то вроде политического Гудини. Тем не менее конгресс, пытающийся навязать ему санкции, просто-напросто ошибается. Это против американских интересов — зарабатывания денег — и ценностей — мира.

Грехи наших друзей мы воспринимаем иначе, чем грехи недругов. Россия — отличный кандидат в друзья, и ее нарушения следует рассматривать соразмерно. Кроме того, давайте не будем придумывать грехи, которым нет доказательств. «Воображаемых страшилищ» и тому подобное.

На самом деле, давайте займемся политическими последствиями состояния мира — а последние выборы продемонстрировали, что именно этого хотят американцы.

С чего начать?

Как насчет России?

С любовью.

 Ральф Бенко — бывший заместитель главного советника по юридическим вопросам в рейгановском Белом доме, старший консультант по экономике Проекта «Американские принципы» (American Principles Project), консультант и редактор сайта Института Лермана thegoldstandardnow.org. Его колонка на Forbes.com выходит каждую неделю.

 

Источник: inosmi.ru

Автор: Ральф Бенко (Ralph Benko)

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции Источник


Добавить комментарий