Хроники упадка: Литва пустеет ужасающими темпами




На днях была обнародована достаточно печальная для Литовской Республики информация: оказывается, каждый шестой литовец изучает английский затем, чтобы уехать работать за границу.

Как свидетельствуют результаты исследования, проведённого компанией Spinter tyrimai, жители страны по-прежнему считают свое государство лишь «трамплином» для прыжка в более благополучную Западную Европу. Уже устоялись широкие традиции такого рода: население Литвы сократилось с 3,7 млн. в 1990 году до 2,8 млн. в 2016 году.

ВВП растёт, а народ бежит

24% опрошенных признались, что отправили бы своих детей на частные курсы английского языка для того, чтобы те смогли уехать жить и работать за границей. Отмечается, что вариант работы за границей чаще всего рассматривают мужчины в возрасте 18−35 лет, люди с большими доходами и жители крупных городов.

По данным исследования Национального экзаменационного центра, из Литвы хотели бы эмигрировать 43,2% восьмиклассников.

Тут необходимо напомнить, что большинство из уехавших из страны за последние четверть века возвращаться на родину даже и не думают. В течение последних пятнадцати лет Литва лидировала в Евросоюзе по масштабам эмиграции, и лишь на несколько лет находилась по данному показателю на втором или третьем месте. Впрочем, население сокращается не только из-за отъезда жителей, но и по причине естественной убыли.

Согласно данным, представленным в апрельском отчете премьер-министра Саулюса Сквернялиса, в прошлом году из Литвы эмигрировали 50 тыс. 333 жителя, что на 5 тыс. 800 больше, чем в 2015 году (44 тыс. 533), и на 13 тыс. 712 больше, чем в 2014 году (36 тыс. 621). Как говорится в документе, из-за масштабов миграции создаеётся риск для роста экономики: в последние два года каждый третий эмигрировавший был в возрасте 20−29 лет, а каждый четвертый — в возрасте 30−39 лет.

«В связи с сокращением количества работоспособных жителей и старением населения в будущем Литва может столкнуться с трудностями финансирования пенсионной системы, здравоохранения и образования», — констатирует правительство. Самое смешное, что это, по мнению Кабмина, происходит на фоне того, что, как говорится в документе, «ВВП Литвы растет, сокращается безработица, увеличиваются доходы населения, в нынешнем году ожидается, что экономика страны должна возрастать ещё быстрее». Впрочем, не скрывается, что около 30% жителей находятся на грани риска бедности и социального отчуждения — и это один из самых высоких показателей такого рода среди государств ЕС.

Формальный рост экономики не побуждает людей оставаться на родине, поэтому жители по-прежнему массово уезжают туда, где им лучше. Аудра Сипавичене, возглавляющая Вильнюсское бюро Международной организации по миграции, бьёт тревогу: «Особое беспокойство вызывают тенденции, которые наблюдаются в последние два-три года. Только в прошлом году из Литвы уехало 50 000 человек, в этом году за несколько месяцев — 14 000. Чем же эта ситуация отличается от прежней?

Во-первых, тем, что мы в первый раз наблюдаем тенденцию, когда эмиграция не связана с экономическими показателями. То есть, экономические показатели растут (рост ВВП и зарплат — один из самых больших в Центральной Европе), снижается уровень безработицы, но параллельно растёт и эмиграция, и растёт очень быстрыми темпами. Что это показывает? Это показывает, что рост экономики распределяется неравномерно. Его ощущает лишь небольшая группа общества. А ситуация для других жителей даже ухудшается».

Эксперт подчёркивает: «Из-за эмиграции быстро сокращается численность населения, но самая большая проблема не в этом. Самая большая беда — структура эмигрантов. Среди отъезжающих доминирует молодежь, люди трудоспособного возраста, представители профессий, пользующихся спросом. Отсюда и соответствующие показатели».

Хотя, как заявляет Еврокомиссия, экономика в Литве растёт, но нищета и социальное разобщение в этом государстве одни из самых больших.

Неравенство доходов тоже увеличивается, неуплата налогов одна из самых больших в ЕС, в этом Литва уступает только Румынии. Но именно налоги, которые платят люди с самыми маленькими доходами — наибольшие. «Этот список можно продолжить, так что неудивительно, что стало меньше людей, считающих, что они нужны в Литве. По данным Центра мониторинга, с 2008 года число таких людей снизилось с 62% до 42%. За 8 лет — на двадцать процентов стало меньше людей, которые считают, что они нужны Литве», — замечает Аудра Сипавичене.

Превращение в пустыню

«Часть территории Литвы по малонаселённости уже напоминает пустыню Сахара, где на квадратный километр приходится от двух до пяти человек. Сейчас малонаселённые территории составляют 45% площади страны», — подхватывает старший научный сотрудник Литовского центра социальных исследований Видмантас Даугирдас. Демограф подчеркнул, что малонаселённые территории (менее 12,5 жителя на квадратный километр) «очень скоро станут вызовом государству». От тех же тенденций страдают и развитые страны Европы, однако, по словам ученого, «по темпам депопуляции Литва занимает первое место в ЕС и одно из лидирующих в мире».

«Иногда это называют демографической депрессией, надеясь, что это временное явление. Но этот процесс на малонаселённых территориях необратим», — объясняет учёный. В настоящее время средняя плотность населения в Литве составляет 43,6 человека на квадратный километр. Уже 22 района из 57 можно назвать малонаселёнными, в то время как в 2001 году их было семь. Например, Швенчёнский район приближается к показателю 5 человек на квадратный километр. После Швенчёниса по демографическому упадку следуют Варенский, Игналинский, Зарасайский и Ретавский районы.

Ситуация в крупных городах, по мнению Видмантаса Даугирдаса, также не слишком хорошая — все, кроме Вильнюса, потеряли часть жителей (в основном, из-за эмиграции). На изменение ситуации в будущем особых надежд нет, поскольку «эмиграция вымела большую часть репродуктивного населения, демографическая яма будет только углубляться». Эксперт подчёркивает, что в Литве есть районы, в которых за год не рождается ни одного ребёнка. «Например, в 2012 году таких районов было 43. В некоторых самоуправлениях за год умирает 3−4% жителей», — привёл статистические данные специалист.

«Литовские деревни — небольшие, пустеющие, по нескольку жителей. Много заброшенных земель, нет работы, формируется социальная оторванность. Перспектива для развития сельского хозяйства также проблематична. Фермеры, в основном, пожилого возраста. Дети не хотят перенимать хозяйства», — обрисовал картину учёный.

Он добавляет, что из-за депопуляции в регионах эти территории становятся непривлекательными, особенно для семей с детьми. «Увеличение оторванности территорий характеризуется и тем, что местные жители начинают чувствовать себя забытыми, ненужными людьми. Наличие малонаселённых земель является индикатором того, что ожидает Литву — демографическая пустыня. Через 15−20 лет вся сельская территория будет малонаселённой», — констатирует эксперт. По мнению специалиста, оснований думать, что количество жителей в таких регионах со временем увеличится, нет.

«Следует отказаться от стратегии равномерного развития. Нет необходимости прокладывать дорогие дороги туда, где некому по ним гулять. Или ремонтировать школы, которые уже в следующем году будут закрыты», — считает демограф.

Он отмечает, что западная Литва больше пострадала от эмиграции, чем от естественной убыли населения (разница между рождаемостью и смертностью). Впрочем, восточная Литва одновременно в равной степени страдает от обоих факторов. «Это указывает, что в регионе Восточной Литвы тенденция к депопуляции действует давно, эмигрировать осталось почти некому», — утверждает Видмантас Даугирдас.

К слову, всерьёз за возвращение уехавших соотечественников литовские власти браться, похоже, не намерены, ограничиваясь декларативными выражениями озабоченности. Ведь отток населения создает чиновникам гораздо меньше проблем, чем приток. По мнению старшего экономиста Swedbank Нериюса Мачюлиса, возвращение эмигрантов вызвало бы массу проблем. В частности, как он утверждает, уровень безработицы вырос бы до 30%. Плюс исчезли бы денежные переводы эмигрантов, в результате чего Литва лишилась бы порядка 1 млрд евро в год.

«Для госфинансов это оказалось бы большим вызовом: пришлось бы платить пособия по безработице и социальные выплаты. Хорошо, что таких резких перемен в сфере миграции не бывает», — цинично отметил эксперт. А старший аналитик банка SEB Тадас Повилаускас добавил, что, если бы эмигранты вернулись, резко бы выросли цены на недвижимость, особенно в Вильнюсе.

Отчаяние интеллектуалов

Многие литовские интеллектуалы видят в происходящем прямую вину властей. «Дорвавшись до власти, политические партии даже не задумываются, что у нас происходит… Люди бегут из Литвы не потому, что нет работы. Бегут от социального неравенства, от низкого уровня жизни, от наплевательского отношения к себе со стороны власть имущих», — сетует общественный деятель, доктор психологии и писатель Витаутас Чяпас. Некогда он был одним из основателей движения «Саюдис», начавшего борьбу за выход Литвы из СССР — и сейчас чувствует себя разочарованным тем, что происходило в республике все те годы, что последовали после обретения долгожданных «свободы и демократии».

«Огорчают жуткая нищета и деградация людей в деревнях, тяжкое положение пенсионеров, стремительно растущий разрыв между бедными и богатыми, нереально высокие цены. Все это, в конце концов, может привести к социальному взрыву. Ведь давно известно, что свобода и демократия в руках бесхребетных лизоблюдов и патентованных дураков страшнее большевизма», — отмечает Чяпас.

Его бывший коллега по «Саюдису» профессор философских наук Витаутас Раджвилас даже направил официальное обращение к президенту Дале Грибаускайте (которое официозная пресса постаралась замолчать). В нём он потребовал изменить вектор экономической и социальной политики Литвы, чтобы меньше страдали рядовые граждане.

Знаменательно, что еще четырё года назад Раджвилас выступил с предупреждением о том, что «Литва медленно угасает». «Не надо лгать себе — масштабы эмиграции, все другие мрачные показатели, по которым первенствуем в Европе, всё же предвещают печальное окончание, — сказал Раджвилас во время состоявшейся в апреле 2013-го в Академии наук страны дискуссии «Что делать, чтобы студенты не эмигрировали из Литвы»? Эксперт подчеркнул, что люди эмигрируют, накладывают на себя руки, спиваются (Литва входит в число мировых лидеров по самоубийствам и алкоголизму) не только потому, что в стране плохо живется. Раджвилас думает, что литовцы чувствуют «какую-то истязающую нас силу».

По его мнению, «сегодня мы идём по пути, когда всё, что является общественным и общедоступным, отнимается от государства и приватизируется». Профессор считает, что спасти страну могла бы передовая система образования, способная наладить выпуск грамотных и энергичных специалистов, но сейчас с этим очень плохо. Раджвилас утверждает, что шестьдесят лет назад Литва имела систему высшего образования, соответствующую европейским стандартам.

«То, что сегодня в Литве наивно и поверхностно называется реформой высшего образования, на самом деле был всего лишь огромный эксперимент социальной инженерии, который по известным всем вам причинам удалось осуществить, даже не дождавшись серьёзного сопротивления», — сказал Раджвилас.

По его мнению, такой эксперимент возможен был только в очень отсталых странах третьего мира. Сейчас, спустя четыре года, ситуация ничуть не улучшилась — даже наоборот. Недавно кабинет премьер-министра Саулюса Сквернялиса представил план столь радикальной оптимизации (читай — сокращения) сети литовских вузов, что возмутилась сама президент Даля Грибаускайте. Если даже президент регулярно выступает с критикой правительства, то другие, не являющиеся высшими госчиновниками, вообще не стесняются в выражениях. Бывший советский диссидент, ныне проживающий в США, публицист Валдас Анелаускас заявил, что испытывает к нынешним власть имущим Литвы такую ненависть, какой никогда не ощущал к советскому строю, с которым когда-то боролся.

«Это они (власть предержащие — прим.ред.) ведь превратили нашу родину-мать в злую мачеху, от которой многие тысячи литовцев вынуждены бежать, словно от войны или чумы», — констатирует Анелаускас.

В заключение стоит привести недавний прогноз Eurostat о катастрофической убыли населения Литвы, повергший в шок жителей страны. Согласно этому прогнозу, в 2080 году в Литве останется всего 1 650 000 жителей — на 1,2 млн меньше, чем сейчас. Пессимистический сценарий, при котором в демографическом плане Литва будет «исчезать» быстрее других стран ЕС, обоснован научными расчетами. По прогнозам, уже в 2050 году останется лишь 2 млн литовцев. И это лучшая оценка деятельности литовских властей, которые, как известно, своей главной задачей считают «сдерживание агрессивной России».

Вячеслав Самойлов


Источник




Добавить комментарий