«Южный поток»: Европа взялась за старое? (ФОТО)




Спустя три года после закрытия проекта газопровода «Южный поток» в Европе о нем заговорили вновь. Официально его реанимацию не объявляли, но аналитики считают, что такое развитие событий хоть и абсурдно, но не исключено.

Информация о том, что в Европе возобновлено обсуждение проекта строительства газопровода «Южный поток», закрытого в декабре 2014 года, в последнее время появлялась не раз. Так, в начале июня о переговорах по этому вопросу между Москвой, Будапештом и Белградом сообщал министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто.

Чуть позже австрийское издание Der Standard сообщило, что национальная компания OMV, крупнейшая в Центральной Европе, и российский «Газпром» обсуждают возможность возобновить работу по проекту. Основным его бенефициаром, утверждает издание, могли бы стать OMV и Австрия в качестве газового хаба.

OMV предполагает, что российский ‎газ второй нитки «Турецкого потока», предназначенный странам Южной и Юго-Восточной Европы, пойдет через системы газопроводов в Болгарии, Сербии и Венгрии в австрийский хаб Баумгартен.

Стоит отметить, что ни австрийские власти, ни сама компания эту информацию изданию не подтвердили, да и в российском Минэнерго заявили, что возвращаться к «Южному потоку» не планируют.

Впрочем, поясняет Der Standard, учитывая сложную политическую конъюнктуру, молчание может быть аргументом в пользу того, что переговоры все-таки ведутся, но тайно.

Читайте также: Вашингтон лает — «Северный поток—2» идёт


Фото: Сергей Гунеев / РИА Новости

Дорогая попытка

«Южный поток» стоимостью 15,5 миллиарда евро был рассчитан на поставку в Европу 67 миллиардов кубометров газа в год. Оператором проекта являлась «дочка» «Газпрома» South Stream Transport B. V. Основной маршрут газопровода общей мощностью 63 миллиарда кубометров в год должен был последовательно пройти через Болгарию, Сербию, Венгрию, Словению и Италию.

Для реализации сухопутной части проекта Россия подписала межправительственные соглашения с Болгарией, Сербией, Венгрией, Грецией, Словенией, Австрией и Хорватией.

В рамках достигнутых договоренностей в этих странах были созданы совместные компании, однако в декабре 2014 года Россия отказалась от строительства из-за неопределенной позиции Болгарии, после чего «Газпром» выкупил доли Eni, EdF и Wintershall в проекте.

Сейчас «Газпром» занимается реализацией альтернативных проектов на европейском направлении, и крупнейшими из них являются «Северный поток-2» (55 миллиардов кубометров газа в год) и «Турецкий поток» (две нитки по 15,75 миллиарда кубометров).

Санкционный режим и напряженная политическая конъюнктура заметно осложняют процесс, несмотря на полную поддержку строительства — в случае с «Северным потоком-2» — со стороны крупнейших нефтегазовых компаний Европы — участников проекта. На этом фоне информация о возвращении к закрытому в 2014 году проекту, который, по сути, дублирует нынешние, выглядит странно, однако некоторые аналитики не исключают и такого развития событий.

«Даже если австрийская компания и „Газпром“ действительно что-то обсуждают, дальше им не дадут пойти новые санкции США, которые за счет своей хитрой увязки с санкциями против Ирана наверняка будут одобрены президентом Трампом», — считает генеральный директор ИК «Форум» Роман Паршин.

Если аналогичный пакет примет и Европа, это, по мнению эксперта, может серьезно подорвать кредитование трансграничных проектов и нарушить планы европейских партнеров «Газпрома» по финансированию.

В случае с «Северным потоком-2» партнеры успели инвестировать более 4,5 миллиарда евро в пользу потока, напоминает эксперт. Стоимость этого проекта оценивается в 9,9 миллиарда евро (примерно 620 миллиардов рублей), где лишь 50 процентов финансируют европейские партнеры.

Читайте также: Энергия — это политика: «Северный поток — 2» против ГТС Украины

Стоимость «Турецкого потока» оценивается предварительно даже выше, чем СП-2 — в более чем 700 миллиардов рублей или 11,4 миллиарда евро с инвестиционными планами на 2017 год в размере 41,92 миллиарда рублей. Траты на новые потенциальные глобальные стройки, считает эксперт, совершенно не впишутся в и без того масштабную инвестиционную программу «Газпрома».

«Учитывая такие траты на фоне серьезного, согласно последней отчетности компании, падения операционного денежного потока на 84 процента, а также снижения финрезервов „Газпрома“ на 23 процента — до 696 миллиардов рублей, и при неминуемом направлении 190 миллиардов рублей из этой суммы на дивиденды, можно предположить, что траты на рискованные проекты „Газпром“ осуществлять без веских на то причин не будет», — уверен Роман Паршин.

Реанимировать «Южный поток», на который «Газпром» уже успел потратить деньги, нет смысла, тем более что реализуемый сейчас «Турецкий поток» модифицирован с учетом уже вложенных в закрытый проект средств, поясняет аналитик.

Поэтому, считает он, фактически возвращаться к «Южному потоку» более чем абсурдно, ведь «Газпром» уже потратил в рамках этого проекта 130 миллиардов рублей — на трубы для газопровода и еще 56 миллиардов рублей на выкуп у иностранных партнеров долей в проекте.

Помимо «Северного потока-2» и «Турецкого потока» существуют планы «Газпрома» по поставкам газа в Италию с участием греческой DEPA и итальянской Edison в рамках газопроводного проекта Poseidon, напоминает аналитик Энергетического центра бизнес-школы «Сколково» Александр Собко.

«То есть даже в Южной Европе/Турции при допущении реанимации „Южного потока“ мы уже видим три проекта. И это в условиях, когда на рынки Южной Европы в перспективе может прийти газ Восточного Средиземноморья», — говорит эксперт.


Газовые трубы в сербской деревне Шайкаш

Изначально «Южный поток» и «Северный поток-2» были взаимозаменяемыми проектами, то есть строить обе трубы никто не собирался, уточняет Александр Собко. «Если основные объемы газа (снятые с украинского направления) пойдут через более проработанный в настоящий момент „Северный поток-2“, то на долю гипотетического „Южного потока“ остаются совсем небольшие объемы газа.

В то же время строительство маломощной трубы в условиях Южной Европы, где существуют определенные проблемы с развитой инфраструктурой, окажется очень затратным», — говорит эксперт.

Появившаяся информация о «реанимации» газопровода выглядит, по его словам, скорее как попытка оказать давление на контрагентов в других газопроводных проектах по поставкам российского газа по южному коридору.

Несмотря на затратность уже реализуемых «Турецкого потока» и «Северного потока-2», возвращение к «Южному потоку» не исключено, считает аналитик «Алор Брокер» Сергей Королев: «Европе очень нужен альтернативный украинскому газотранспортный маршрут, и „Газпром“ может его обеспечить, мешают только политические разногласия, которые временны, и потому „выстрелить“ может любой из трех перечисленных проектов».

Риски возникновения и снятия административных барьеров во всех трех проектах, по его мнению, примерно равны, поэтому разумно заниматься всеми тремя одновременно.

Читайте также: Инвестор «Северного потока — 2»: Бюджет Украины — это не наша проблема

Управляющий партнер Адвокатского бюро «Деловой фарватер» Роман Терехин тоже полагает, что вероятность того, что Россия вернется к реализации «Южного потока», действительно существует, пусть и на гипотетическом уровне. Диверсификация направлений трубопроводов могла бы, по его словам, ослабить зависимость России от не всегда последовательных, а иногда и вовсе противоречивых позиций некоторых европейских государств, а также предоставила бы Москве большую самостоятельность и свободу действий на геополитической арене.

«Реализация проекта „Южный поток“ в настоящий момент выгодна не столько России, сколько самой Европе, так как последняя также не хочет зависеть от турецкой стороны в возможных дальнейших поставках газа в Старый Свет.

Ведь в последнем случае главным действующим лицом станет Турция, у которой в последнее время весьма непростые отношения с Европой», — рассуждает эксперт.

В любом случае, отмечает он, возможная реализация проекта зависит от гарантий, которых Европа России пока не дает. А вкладывать миллионы долларов в проект, возможное исполнение которого находится под вопросом, неразумно.


Фото: Петр Ковалев / ТАСС

Минимум рисков

Основная цель реализации упомянутых газовых проектов очевидна: снизить зависимость поставок российского газа от Украины, зарекомендовавшей себя ненадежным транзитером. Здесь ожидания аналитиков совпадают: после ввода новых газопроводов поставки энергоносителя через эту страну заметно сократятся, если не прекратятся совсем.

«Украина не только перестанет быть транзитером российского газа, но и потеряет возможность воровать газ, реализуя свои противоправные и недобросовестные намерения, — говорит Роман Терехин.

— Более того, поставки отечественного газа через акваторию Черного моря лишат Украину возможности шантажировать Россию по вопросам дальнейшей поставки газа в Европу. Таким образом возможные транзитные риски для нашего государства могут быть сведены к минимуму».

При вводе «Северного потока-2» транзит через Украину, по мнению Романа Паршина, останется на минимальных уровнях. «Вспомним апрельское выступление Алексея Миллера: „Газпром“ готов сохранить транзит газа по Украинской ГТС после 2019 года, но лишь в объеме до 15 миллиардов кубометров — сократив в пять раз. То есть перспективы у Украины тут очень плачевные, а процесс по „Северному потоку-2“ запущен», — констатирует он. Ситуация с «Турецким потоком», считает аналитик, усугубит положение дел.


Источник




Добавить комментарий