Реформы Ельцина погубили больше людей, чем репрессии Сталина




ТИМАКОВ Владимир

В Западной Европе снижение доходов населения на 5% — это четко несколько процентов снижения рождаемости. Россияне на такие «мелочи» уже не реагируют. Кризис 2008–2009 мы перешагнули, не заметив.

КИТАЙ НАС НЕ ЗАСЕЛИТ, А ЗАПАД — НЕ СЪЕСТ

— Владимир Викторович, последние 10–15 лет России предрекают вымирание. Если верить прогнозам, час иск скоро настанет.

— Час икс уже прошел.

— Но некоторые эксперты считают, что к 2025 году россиян останется 125 миллионов вместо нынешних 146. А к 2050 году в России будет жить вовсе лишь 100 миллионов человек. А все из-за того, что в детородный возраст вступает малочисленное поколение 90-х годов.

— Основания для тревоги есть. Но 10–15 лет назад их было гораздо больше. Прогнозы, что нас останется 100 миллионов, как раз из того времени. Они устаревшие. Даже при самой негативной динамике нас к середине века будет никак не меньше 120 миллионов. Но разница принципиальная вот в чем: 15–20 лет назад наше население сокращалось на фоне бурного роста населения в соседних государствах, а сейчас все изменилось.

— А как же китайцы? Ведь у них население растет бешеными темпами.

— Исключительные детородные возможности китайцев — это миф. Этот народ многочисленный не благодаря своим фертильным достижениям, а благодаря очень долгой и относительно мирной по сравнению с другими странами истории. За последние тысячу лет китайцев стало больше раз в 12–13. А восточных славян — раз в 30! Если не в 50. За это тысячелетие самой большой прибавки численности добились четыре народа: арабы, русские, англосаксы и испанцы. Это связано и с территориальным расширением этих народов, они заселяли огромные просторы. Кстати, арабы еще не так давно очень сильно нас опережали в воспроизводстве населения. Но сейчас и арабский бум пошёл на убыль.

— Китайцы кажутся страшнее, потому что они у нас под самым боком.

— Угроза китайского расселения явно преувеличена. Это мы свою, русскую модель поведения прикладываем к китайцам (мы же всё время стремились занять слабо обжитые участки суши) и думаем, что они сейчас своей огромной массой наши малолюдные территории заселят.

А Запад свою модель поведения прикладывает к русским. И все время боится, что русские нападут. Но русские не нападают первыми, а китайцы никогда никого не заселяют. В огромной своей истории все серьёзные войны русских с Западом начинались как раз с западного наступления. А русские только наносили контрудар. Китайцы же всю свою историю сидели на довольно скромном, но плодородном пространстве и никаких огромных суровых просторов не заселили. Вот мы пришли в 17 веке на Амур, а китайская цивилизация там в нескольких сотнях километров существовала уже две тысячи лет. Огромная масса людей, их всегда было в десятки раз больше, чем нас. Но мы пришли на Амур, а он — пустой! И что нам оставалось делать, как не построить там крепость Албазин?

«ЧТОБЫ ДОЛЯ РУССКИХ В РОССИИ СОКРАТИЛАСЬ НА 10% НУЖНО 200 ЛЕТ»

— Вы сказали, что плохие прогнозы о вымирании России устарели. Что же, за последние годы мы настолько стали больше рожать?

— В 1999 году суммарный коэффициент рождаемости в России (итоговое количество детей на одну женщину) был 1,14. Это самый низкий показатель рождаемости в нашей истории. А у этнически русских женщин коэффициент был еще ниже, чем в среднем по стране — всего 1,08. Сейчас он — уже 1,80. У нас даже снизилась разница между народами внутри государства. Если на одну чеченскую женщину (а это наши российские рекордсмены) на тот период, когда мы были на пике падения, приходилось примерно 4 ребенка, то сейчас коэффициент 3,2. Русские тогда были у самой низкой отметки, а сейчас смотрятся вполне прилично.

Но самое главное — за эти годы снизилась рождаемость у соседей. Если взять континентальную Европу, то только французы впереди нас. У них суммарный коэффициент рождаемости примерно 2. А у тех, кого мы привыкли считать лидерами — итальянцы, португальцы, испанцы, греки, поляки, албанцы и боснийцы — рождаемость ниже, чем у русских. В том же Китае на одну женщину в среднем приходится менее 1,6 ребёнка. Еще меньше — в Японии.

— Все это снижает риски, что нас заселят?

— Да, но проблема остается. Из-за того, что поколение 90-х существенно меньше по численности, чем предыдущее, рождаемость в России снизится. По нашим оценкам, процентов на 30. Дно падения должно прийтись на 2026 — 27 годы. Сейчас у нас рождается более 1,9 миллиона детей в год. Скорее всего, упадем до 1,4 миллионов. Потом начнем медленно выплывать.

Стоит учитывать и миграционный прирост: это до 300 тысяч человек в год.

— Это ведь тоже угроза. Не вытеснят ли в итоге мигранты коренное славянское население?

— До половины иммигрантов — это переселенцы как раз славянского происхождения, которые легко адаптируются к нашей культуре. Это либо украинцы, либо русские, возвращающиеся на родину из других стран. Поэтому мы не прогнозируем серьезного потрясения этнического баланса.

— И все же русских станет меньше? Ведь центральная Россия вряд ли догонит Северный Кавказ по рождаемости.

— Русских в стране сейчас 80%. Чтобы русских стало, допустим, 70%, при нынешнем темпе этнических изменений должно пройти почти 200 лет. И 70% — это ещё не катастрофа в этническом балансе. Можно сказать, что у нас происходит этнодемографическая стабилизация. И если не случится больших внешних потрясений, никакого раскола России из-за резкого этнокультурного сдвига не предвидится.

МАТЕРИНСКИЙ КАПИТАЛ ДАЛ ЖИЗНЬ 2 МИЛЛИОНАМ ДЕТЕЙ

— А как нынешний экономический кризис сказывается на рождаемости?

— В Западной Европе снижение доходов населения на 5% — это четко несколько процентов снижения рождаемости. Россияне на такие «мелочи» уже не реагируют. Кризис 2008–2009 мы перешагнули, не заметив. И не только в России, но и на Украине, в Молдавии, в Беларуси. После глубоких провалов 90-х годов, они нас уже не пугают. Натренировались. И, несмотря на нынешнее снижение реальных доходов примерно на 25%, рождаемость не падает. Многие заводят второго-третьего ребенка.

— Все хвалят введение в России материнского капитала. Но никто не может четко сказать — а сколько дополнительных детей он дал стране? Вы можете?

— Могу. По данным соцопросов, материнский капитал повлиял или частично повлиял на решения 6% всех российских семей. Это по опросам 2013 года. То есть, за семь лет на свет дополнительно появились 2 миллиона детей. Конечно, для Москвы эффект от материнского капитала не столь значителен, как для глубинки. Тут все упирается в цены на жилье. Поэтому в столице молодые семьи нужно обеспечить скорее не рублями, а квадратными метрами. Мы должны понимать, что в Москву и Петербург съезжается молодежь наиболее энергичная, способная. Это отбор людей, которых можно называть пассионарным зарядом нации. И если они здесь все силы потратят на карьеру, не смогут родить детей, это и в генетическом, и в социальном плане для России плохо.

«РОДИЛ БОЛЬШЕ — ПОЛУЧИ ПРИБАВКУ К ПЕНСИИ!»

— Еще одна проблема — как малочисленной молодежи 90-х прокормить пенсионеров.

— Когда устанавливалась нынешняя планка пенсионного возраста — 55 лет для женщин и 60 для мужчин, у нас доля пенсионеров в стране была в 4 раза (!) меньше, чем сейчас. Стариков было мало, потому что большие потери понесли в войнах, революциях, Зато рождаемость была серьезная, каждая пара оставляла трёх-четырёх трудоспособных потомков. Сейчас проблема в том, что мало детей родилось у вышедшего на пенсию поколения. Если бы оставили себе не смену не одного-двух, а трех-четырех работников, то наполнить пенсионный фонд не представляло проблемы.

Поэтому лично я считаю, что при начислении пенсии нужно учитывать не только трудовой вклад человека, но и его родительский вклад. Чем больше он оставил трудоспособных потомков, которые платят налоги, тем больше у него должна быть пенсия. Как было раньше, когда не существовало государственного обеспечения: твои же дети тебя и кормят. Дети — залог обеспеченной старости.

Сравним, например, двух женщин. Одна всю жизнь потратила на карьеру, достигла высокооплачиваемой должности, детей не рожала.

— Капитал сколотила, но ведь и налоги с него большие платила.

— Да. И она получит хорошую пенсию. А другая женщина: в один отпуск по уходу за ребенком ушла, во второй, в третий, в четвертый. А потом ее четверо детей вырастают, работают и пополняют Пенсионный фонд.

— И кто же из этих женщин для страны полезнее?

— А вот это и нужно посчитать и сделать комбинированный учет пенсии с учетом трудового и родительского вклада.

— Непопулярное решение вы предлагаете.

— Может быть, но именно проблема нехватки трудоспособных потомков порождает сейчас дефицит в Пенсионного фонда и делает неизбежным увеличение пенсионного возраста.

— Получается, что несчастному поколению 90-х с одной стороны, нужно усиленно рожать, а с другой — активно работать, чтобы прокормить стариков.

— Да. Очень серьезный вызов для нашей молодежи. И для всей страны. Но вызов преодолимый. Потому что есть ещё крепкое поколение восьмидесятых, и подрастает поколение материнского капитала.
 

Источник

Источник