b9acb275a39dd5b7

Команда Трампа взяла в заложники дочь китайского миллиардера

Арест Мэн Ваньчжоу, которая является заместителем генерального директора и одновременно финансовым директором корпорации Huawei, вызвал бурный восторг американской политической и медийной элиты.

Если верить источникам CNN, то часть администрации Трампа считает, что арестованную можно будет использовать в качестве «рычага давления» на Пекин в переговорах по торговым вопросам, а это означает, что руководство США окончательно перешло в режим решения международных вопросов в большей степени свойственный террористическим организациям, чем уважающим себя цивилизованным государствам.

Кому-то (например, американским национал-троглодитам из американского экспертного сообщества) может показаться, что это в самом буквальном смысле «сильный ход» (power move) администрации Трампа, но в данном случае администрация Трампа скорее вредит долгосрочным американским интересам и этот вред не зависит от каких-то тактических выгод, которые американская сторона может получить, а может и не получить из-за ареста в Канаде топ-менеджера флагмана китайской телеком-индустрии.

Есть несколько факторов, которые делают арест Мэн Ваньчжоу совершенно беспрецедентным событием. Арестована не просто топ-менеджер и предполагаемый будущий руководитель Huawei. Мэн Ваньчжоу — дочь основателя Huawei китайского миллиардера Жэнь Чжэнфэя.

Арест произведен в контексте жесткой борьбы, которую ведут против Huawei спецслужбы и антикитайские политики различных стран: например, недавно британская компания British Telecom отказалась от использования оборудования Huawei в процессе развертывания в стране сети 5G, а в таких странах, как Новая Зеландия, Австралия и США, были введены ограничения против участия компании в государственных закупках или важных инфраструктурных проектах.

Как справедливо замечают китайские комментаторы, ситуация вокруг компании уже демонстрировала с максимальной ясностью, что в случае неспособности победить китайских конкурентов рыночными методами западные партнеры были готовы использовать нерыночные меры воздействия. Однако даже самые пессимистично настроенные китайские эксперты не прогнозировали того, что США перейдут на использование захвата заложников в качестве инструмента конкурентной борьбы.

Стоит особо отметить, что пока канадские власти не дали официального объяснения причин ареста. Известна лишь формальная часть вопроса — «арест произведен по запросу США».

А вот то, что арест якобы связан с нарушением Huawei антииранских санкций, — это пока «информация со ссылкой на информированные источники», так что на данный момент обвинения в адрес топ-менеджера Huawei — это черный ящик Пандоры, в котором может оказаться все что угодно, начиная от обхода антииранских санкций и заканчивая шпионажем против США или вмешательством в какие-нибудь американские выборы.

Официальный Пекин, если смотреть на ситуацию с тактической точки зрения, сталкивается с довольно неприятной проблемой: с одной стороны, нужно по очевидным имиджевым причинам защищать своего гражданина, чьи права были демонстративно нарушены. С другой стороны, каких-то по-настоящему эффективных, но при этом быстрых и соразмерных методов воздействия на США или Канаду у КНР, по сути, нет. Отвечать симметрично — то есть арестом какого-то американского бизнесмена — глупо, ибо сыграет на руку Трампу, который как раз хотел бы, чтобы американский бизнес держался от Китая подальше.

Можно угрожать санкциями Канаде и/или США, но они вряд ли сработают, особенно если угроза будет озвучена публично: ни Трюдо, ни Трамп не готовы «потерять лицо» в конфронтации с Китаем. Наиболее вероятное (но, конечно, не единственно возможное) развитие событий — это дипломатические протесты со стороны КНР и превращение вопроса об освобождении дочери основателя Huawei в долгосрочную «болевую точку» отношений по линии Вашингтон — Пекин.

Однако если посмотреть на ситуацию в долгосрочной перспективе, то американская победа легко становится катализатором радикализации внутренней и внешней позиции Китая.

Дело в том, что есть очень серьезные аналогии между арестом дочери основателя Huawei и санкциями против компаний Дерипаски (а также другими мерами против России): в обоих случаях американцы очень сильно надеются на то, что санкции приведут к «элитной фронде» и что бунтующий средний класс под руководством олигархов и проамериканских политиков просто «снесет» неугодную Вашингтону власть в Москве или Пекине.

Эта схема с Россией не сработала (хотя многие в Вашингтоне не теряют надежду), и сейчас аналогичный метод применяется против Китая. Мэн Ваньчжоу — это в некоторой степени идеальная жертва для «показательного наказания» со стороны американских властей: ее арестовали в Канаде — стране, которая для значительной части китайской элиты является своего рода аналогом Испании или Черногории для части элиты российской.

В Канаде покупается недвижимость (несмотря на запрет вывоза капитала из Китая), в Канаде живут, учатся и получают вид на жительство и гражданство дети китайских бизнесменов и номенклатуры, в Канаде отмываются китайские деньги, без которых канадская экономика была бы намного беднее.

Как указывает China Media Watch, среди реакций в китайских соцсетях на арест дочери основателя Huawei фигурировал следующий тезис — «У нее наверняка есть канадское гражданство!» И нужно признать, что определенные основания для таких подозрений есть. Возможное наличие канадского гражданства как раз и объясняет смелость, с которой действовали канадские власти.

Вашингтон в своих попытках активизировать внутрикитайскую фронду на самом деле способствует национализации китайских элит, которые уже начинают понимать, что «зарабатывать в Шанхае, а тратить в Ванкувере» больше не получится, причем не только из-за усилий «дисциплинарного комитета» китайской компартии, но еще и потому, что можно со всей семьей оказаться за решеткой и с конфискованным имуществом. Большего подарка для председателя Си, которому нужно консолидировать китайское общество перед внешней угрозой, трудно себе представить.

Арест «принцессы Huawei» — это и оскорбление китайской национальной гордости, и демонстрация западного беззакония, и мотиватор для национализации элиты.

Американская элита не особо скрывает свои требования к России и Китаю. Россия — по их мысли — должна опять начать себя вести так, как подобает стране, которая проиграла холодную войну, о чем нам всем периодически напоминают американские политики и проамериканские активисты.

От Китая, как и от России, американцы требуют вернуться в 1991 год — в период, когда китайская экономика по большому счету занималась тем, что была сборочным цехом для Штатов, в котором китайцы работали «за чашку риса» и не претендовали на технологическое лидерство.

Например, спецпредставитель США по торговым переговорам с КНР Роберт Лайтхайзер (эдакий аналог Курта Волкера, только для Китая) вообще прямо требует, чтобы Китай отказался от программы Made in China 2025, которая предполагает массовое импортозамещение в китайском технологическом и индустриальном секторах.

Мечты Вашингтона в отношении возврата Китая и России в «лихие 90-е» вряд ли реализуются.

А вот добиться консолидации элит в России и Китае, а также усиления российско-китайского сотрудничества в плане противостояния Вашингтону у американского руководства получится точно.

Уходящее поколение американских стратегов, которые сыграли ключевую роль в победе США в холодной войне, много раз предупреждало Вашингтон, что так делать нельзя, но, к счастью, нынешние представители американской элиты предпочитают слушать собственную гордость, а не старых экспертов. И это замечательно с точки зрения российских интересов: слепая американская гордость — путь к неизбежному поражению.

Читайте также: В Германии выбрали преемника Меркель (+ФОТО)

Иван Данилов


Источник

Добавить комментарий

Adblock detector