РФ, Новороссия, Украина. (продолжение)




Итак, что нас ожидает на Украине и Донбассе в ближайшее время?

Исходя из положения сегодняшнего дня — ситуация будет постепенно обостряться, возвращаясь (по степени интенсивности позиционных боестолкновений) к весне 2015 года. Потому, что Путин (под этим именем надо понимать не только самого ВВП, но и его ближайшее окружение — «корпорацию») начинает терять терпение. Чаемое «примирение с Западом» (ради которого РФ влезла в Сирию) за счет «мягкой» сдачи Донбасса  убегает, как мираж — вечно маячащий на горизонте, но недостижимый. А ситуация в экономике и социальной сфере все более нервирует «небожителей» — нефть застряла в диапазоне 40-50 долларов, доходы падают, санкции действуют и конца им не видно, а две незаконченные войны тяжелейшим грузом лежат на бюджете и внебюджетных фондах. Пока (замечу — «от великого ума») сделана ставка на скорейшую «победу» в сирийском конфликте. Но когда для наших вождей все-таки «дойдёт», что это невозможно (дай Бог, чтобы данное понимание пришло без явного военного поражения от «дорогих партнеров») — выход из щекотливой ситуации они вполне могут увидеть в обострении кризиса на Донбассе. Впрочем — это дело будущего.

Пока же нарастающее раздражение против «уважаемых киевских партнеров» и их вашингтонских хозяев частично купируется собеседованиями «в минском формате». Надежды на то, что «партнеры» когда-нибудь проявят «милость» и отпустят Кремль из «донецкого капкана» еще не избыты. Вместе с тем, серьезные (и тщетные) надежды вновь  возлагаются на внутреннюю дестабилизацию Украины. (Отмечу сразу — не слишком серьезно отношусь к подлинности «планов Суркова», якобы похищенных с его взломанного почтового ящика, но общие тенденции в них отмечены вполне верно и частично подтверждаются имеющимися у меня  данными). Поскольку она (Украина) на «замерзла» и не «развалилась сама» до сего дня, и «сговорчивости» в отношении Кремля все никак не прибавляется (скорее наоборот), то, по всей видимости, решено Киев «подтолкнуть». И Сурков, как «главный труженик» на данной ниве и главный ответственный за «Минск» («накиданный» явно на его коленке) — будет «подталкивать». В помощь ему Украине пообещают какие-нибудь санкции и, наверное, даже их постепенно (а также не полно и непоследовательно) введут.

Хорошо изучив всю деятельность Владислава Юрьевича и его приближенных (не только на внешнеполитической арене), а также его прославленную привычку «играть в наперстки одновременно на многих досках», могу смело прогнозировать  — планы давления на Украину провалятся без какого-либо положительного эффекта. Как и весь «минский процесс». Они если и дадут какой-то эффект, то лишь обратный — половинчатое и неуверенное давление со стороны РФ лишь «подморозит» разлагающуюся «украинскую государственность» вместо того ,чтобы ее поколебать или «уронить». Все «пиар-кампании» в российских СМИ, на которые уйдет (с учетом «распилов») львиная доля средств, окажутся «пустым звуком».  А если какой-то серьезный эффект, вопреки ожиданиям, и будет достигнут — то США его легко купируют — поскольку их влияние на украинский «политикум» куда как серьезнее. И еще потому, что в отличие от Кремля, Вашингтон не «вертится флюгером», а ведет свою линию на разрушение РФ путем серии «управляемых конфликтов» последовательно и твердо, благодаря чему вся рать его наемных и добровольных агентов (в том числе в правительстве РФ)  может быть уверена в неизменности позиции «сюзерена».

Но сами планы воздействия на украинский «политикум» безследными не останутся — они свой вклад в нарастание напряженности обязательно внесут. Чем будут способствовать срыву очередных этапов «минска» и дальнейшему росту раздражения Кремля, чьи примирительные жесты регулярно оплевываются «уважаемыми партнерами». У Киева нет иной разумной тактики, чем стойко саботировать «минский процесс», одновременно поддерживая на донецком фронте военную напряженность и ожидая, когда «медведь ослабнет» (или приказа из Вашингтона «атаковать не взирая на последствия»). Определенное обострение Порошенко и Ко выгодно — оно позволит поддерживать у населения иллюзию того, что все экономические неурядицы — следствия «агрессии» со стороны РФ и что действующие власти защищают «украинский народ» от «восточных монстров-расчленителей» и т.п. Опасность лишь в том, что излишне резкая и масштабная активизация боевых действий может привести войну в «неуправляемое русло» и запустить необратимые процессы. Впрочем, этого боятся и стараются избежать как в Киеве, так и в Москве.

У Кремля есть всего альтернативы продолжению изнуряющей безперспективной тягомотины:

Первая из них заключается в нанесении ВСУ очередного «частичного поражения» (в комплексе с попытками воздействия на «укро-политикум» изнутри). Чтобы «сделать партнеров сговорчивее». На пример — взяв Мариуполь. Благо, укро-военные дают на этом направлении дают более чем достаточно поводов, способных не только вызвать очередное «бла-бла-бла» Захарченко на тему «а вот мы Киев будем штурмовать». Но тут есть две проблемы:
1. Просто так «пойти и взять» Мариуполь  не получится. ВСУ давно уже не те, что весной-летом 2014 года. Они серьезно  укрепились и многому научились. Большая часть личного состава банально «обстреляна», что немаловажно при ведении боевых действий. На всех основных направлениях созданы хорошо оборудованные рубежи и опорные пункты.  «Корпуса народной милиции»  же находятся в полуразложенном состоянии  (о чем укро-разведке прекрасно известно). Не говоря уже о том, что общее и техническое превосходство ВСУ над «корпусами» по-прежнему весьма существенно.  Так что, без непосредственного привлечения регулярных частей и соединений ВС РФ, наступление «корпусов» может быстро закончиться где-нибудь восточнее Новоазовска — аккурат на российской границе. А вступление сухопутных соединений  регулярной российской армии в боевые действия под видом «местных ополченцев» (то есть без массированной авиационной и ракетно-артиллерийской поддержки) обязательно приведет к тяжелым потерям (скрыть которые не получится) и, при этом, не гарантирует успеха. А если применить те высокотехнологичные виды вооружения, в которых РФ имеет абсолютное превосходство — то скрыть начало военных действий можно будет частично только перед собственным населением. С соответствующими последствиями, лишающими подобное «ограниченное» вмешательство всякого смысла. Впрочем, логика Кремля для меня недоступна — её, с точки зрения нормального человека, просто нет. Да и знают ли в Кремле реальное состояние «корпусов»? Может быть, там «витают в розовых облаках» по данному поводу? «На бумаге»-то, уверен, «всё в ажуре»… Ведь что-то, а чиновное «очковтирательство»  при Путине заметно превысило пресловутые «советские образцы».
2. Если все-таки «ограниченное наступление» завершится успехом — оно, с очень высокой вероятностью, мало что даст Москве в плане продвижения «минского процесса». Киев, чувствуя крепчающую поддержку США и их европейских сателлитов по НАТО, может просто объявить о выходе из «минского формата». А даже если нет и будет заключено новое «перемирие», то что помешает «уважаемым партнерам» вновь закрутить проверенную «шарманку» с затягиванием реализации соглашений? А, тем временем, Москве придется тратить деньги из худеющей казны еще на один полумиллионный город и на еще более удлиннившуюся линию фронта. В общем — со стратегической точки зрения, получится тоже самое, что сейчас —  только гораздо хуже: ведь не надо быть бабой-Вангой, чтобы уверенно предсказать (в результате  нового обострения боевых действий) резкое ужесточение западных санкций и, соответственно, ускорение разрушения нашей сырьевой колониальной экономики.

Вторая альтернатива (для которой Кремль к настоящему времени явно «не созрел») — это полноценный военный разгром всей украинской псевдо-государственности — с последующим полным переформатированием Украины и далее — всего постсоветского пространства. К подробному разбору данного варианта мы еще вернемся ниже и в другом контексте. Пока же можно точно сказать — ничего подобного Путин не планирует — сейчас это для него «красная черта», переход которое означает не просто военный конфликт «первого ранга», но и натуральную «революцию сверху» с отменой практически всех «демократических завоеваний 1991 года», решительными реформами в экономике (с фактическим уничтожением олигархата), полным отказом от надежды на возвращение в лакейскую прихожую «цивилизованного сообщества» и так далее. Если ВВП оказался совершенно не готов к подобному развитию событий в 2014 году — на пике своей популярности и финансовых возможностей, то ожидать от него чего-то подобного сейчас (когда популярность падает строго параллельно падению финансовых резервов), увы, практически  не приходится…

(продолжение следует)