Президента обидели! Обманули, гады!

Бегло прочитал выступление Владимира Владимировича на «Валдайском клубе».
Не слишком интересно, но на некоторые вещи стоит обратить внимание.

«Сам» сетовал и жаловался на поведение «уважаемых американских партнеров» и «дул щёки» на предмет «мы и без них обойдемся» (Хорошо бы — да только зачем же предыдущие 16 лет всеми силами к ним в прислугу лезли?), намекал на возможность выхода из ВТО (А кто туда РФ запихивал? Дядя?), а также сообщил, что у России в Мире много естественных друзей и союзников (Тут не поспоришь: присоединение Крыма признали Никарагуа, Венесуэла, Сирия и Вануату).

Но меня более всего порадовало специально подчеркнутое президентом «нарушение личных устных договоренностей» по вопросам борьбы с терроризмом, которое совершил дорогой американский партнер Обама… Вот умора! Бараку Хусейновичу в пору поскакать с хохотом и пропеть: «обманули дурачка на четыре кулачка!» Надо понимать, что речь-то идет именно о «сирийском капкане», куда «дорогой партнер» заманил Владимира Владимировича некими «устными обязательствами»… А наш-то, видимо, даже не догадывался, что в международных отношениях имеют значения только четко зафиксированные и официально ратифицированные договоренности… и никак не устное обещание чего-то там при личной встрече. Ну да, Путин ведь не дипломат, а всего лишь в КГБ служил по линии внешней разведки — откуда ему такие тонкости знать-то? Обвели вокруг пальца бедняжечку…

Ну, теперь хоть мне ясно — почему мы залезли в эту безумную авантюру — благодаря «личным договоренностям с американским коллегой»…

Остается лишь закономерный вопрос: а какого рожна наш, с позволения сказать, «национальный лидер» в качестве основания для интервенции в чужую страну и вступления в войну считает достаточным устные заверения иностранного президента? Да еще сказанные не публично, а «на ушко»?  Он что, самодержец, которому иноземный владыка «зуб дал» и этого вполне достаточно? Ведь сам же называл себя «наемным менеджером» и «гарантом конституции», нет?

Или «тут царь, а там — я — не я, а просто покурить вышел»?